joomla
free templates joomla

ТАДЖИКИСТАН – АВАНГАРД ШАНХАЙСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СОТРУДНИЧЕСТВА

        В современной системе международных отношениях непрерывно растет роль международных организаций, поскольку в стремительно развивающейся обстановке в мире даже сверхдержавы не могут самостоятельно справиться с возникающими проблемами.

        Как известно с развитием человеческого общества стремительно растет число таких проблем, при решении которых следует, прежде всего, опираться на коллективную и скоординированную деятельность. Необходимость такого сотрудничества очевидна не только для государств, обладающих недостаточными естественными богатствами, малым экономическим и людским потенциалом,- без него сегодня не могут обойтись и самые крупные государства. Именно в такой ситуации возникает острая необходимость создания международных организаций, поскольку они играют важную роль в установлении, развитии и укреплении отношений между государствами.
        Следует отметить, что создание большинства международных организаций обусловлено, прежде всего, необходимостью предотвращения и урегулирования международных конфликтов. Со временем происходит расширение миротворческой деятельности организаций, происходит усложнение дипломатических отношений. В настоящее время, наряду с обеспечением международной безопасности, все большее значение приобретают усилия по урегулированию внутриполитических конфликтов, а также на первом месте стоят задачи по устранению причин потенциальных конфликтов.
        В данном контексте уместно привести слова генерального секретаря Шанхайской организации сотрудничества Владимира Норова, который отметил, что "Шанхайская организация сотрудничества, выступает в качестве влиятельного и ответственного участника современной системы международных отношений, наращивает свое участие в усилиях по обеспечению мира и безопасности, последовательно выступая за урегулирование международных и региональных конфликтов исключительно мирными, политико-дипломатическими средствами, исходя из принципов равноправия, уважения суверенитета, территориальной целостности и невмешательства во внутренние дела государств, отказа от применения силы или угрозы ее применения".
         Сегодня ШОС благодаря своей миролюбивой и созидательной политике признана во всем мире в качестве эталона тесного взаимодействия, в деле строительства многополярного мира, где учитываются интересы всех акторов международных отношений. И все это благодаря тому, что государства – члены ШОС в рамках Организации опираются, прежде всего, на основные нормы и принципы международного права. Сегодня Шанхайскую организацию сотрудничества можно смело отнести к числу трансконтинентальных, поскольку по общей численности населения, территории, запасам природных ресурсов, производству ВВП она считается самой крупной организацией не только в регионе, но и во всем мире. Сотрудничество ШОС с такими авторитетными международными организациями, как ООН, СНГ, ОДКБ, АСЕАН, ОЭС, Секретариат ООН, УНП ООН, ЭСКАТО, СВМДА, МККК, ЮНЕСКО еще раз доказывает то, что эта организация занимает особое место в системе международных отношений.
          Необходимо отметить, что за 20 летнюю историю Шанхайской организации сотрудничества, Таджикистан как один из ее основателей дважды председательствовал в этой организации. За время своего председательствования в 2008 и 2014 годах наша республика отличилась своими инициативами и практическими шагами в деле укрепления роли организации на международной арене. Проведенные Таджикистаном саммиты ШОС были высоко оценены главами государств – участников, поскольку эти мероприятия внесли большой вклад в развитие деятельности организации.
          Благодаря конструктивной политике Основателя мира и национального единства, Лидера нации, Президента Республики Таджикистан, уважаемого Эмомали Рахмона Таджикистан сегодня стал местом проведения одного из крупнейшего мероприятия мирового значения. В эти дни в Таджикистане планируется проведение ряда важных политических мероприятий в рамках ШОС, а также юбилейного саммита организации.
          Следует отметить, что Душанбинский саммит оставит неизгладимое впечатление в сердцах его участников, а также войдет в историю ШОС, поскольку на нем впервые в исполнении Российского государственного симфонического оркестра кинематографии под руководством народного артиста России Сергея Скрипки прозвучит Гимн организации, написанный народным артистом Республики Таджикистан Амирбеком Мусазаде.
          Другим знаменательным событием, является принятие главами государств – членов ШОС решений о запуске процедуры приема Ирана в качестве полноправного государства – члена ШОС, а также предоставление статуса партнера по диалогу Египту, Катару и Саудовской Аравии.
Шозедов Х. Н.
Научный сотрудник отдела
Центральной Азии ИИПГАЕ НАНТ

 

 

 

 

ИНТЕРВЬЮ С ЭМОМАЛИ РАХМОНОМ, ПРЕЗИДЕНТОМ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН

Возможно, это изображение (1 человек и текст)
        Визитная карточка:
        Эмомали Рахмон родился 5 октября 1952 года в посёлке Дангара Кулябской области Таджик­ской ССР в крестьянской семье.
После окончания профессионально-технического училища № 40 города Калининабад (ныне - Сарбанд), трудовую деятельность начал в 1969 году в качестве мастера-электрика на маслоэкстракционном заводе в городе Курган-Тюбе.
В 1971-1974 годах проходил военную службу на Тихоокеанском флоте. После демобилизации поступил на работу на вышеназван­ной завод, а затем в совхоз имени Ленина Дангаринского района.
         В 1982 году окончил экономический факультет Таджикского Государственного университета им. В.И. Ленина.
В 1976-1987 годах занимал должности секретаря правления, председателя профсоюзного комитета, секретаря парткома совхоза имени В.И. Ленина Дангаринского района и инструктора районного комитета партии.
С1987 по 1992 год являлся директором совхоза имени В.И. Ленина Дангаринского района.
В 1990 году Эмомали Рахмон был избран народным депутатом Верховного Совета Республики Таджикистан XII созыва.
Осенью 1992 года был избран Председателем Исполнительного комитета Совета народных депутатов Кулябской области.
19 ноября 1992 года на XVI сессии Верховного Совета Республики Таджикистан 12-го созыва Эмомали Рахмон был избран Пред­седателем Верховного Совета Республики Таджикистан.
6 ноября 1994 года Эмомали Рахмон всенародным голосованием был избран Президентом Республики Таджикистан.
6 ноября 1999 года Эмомали Рахмон был переизбран на пост Президента Республики Таджикистан.
В июне 2003 года в Конституцию Республики Таджикистан были внесены поправки, которые разрешили Главе государства за­нимать два семилетних срока подряд.
6 ноября 2006 года Эмомали Рахмон абсолютным большинством выиграл президентские выборы, набрав 79,3 % голосов избира­телей.
6 ноября 2013 года на выборах президента страны Эмомали Рахмон одержал победу. За него проголосовали 84,23 % избирателей.
В мае 2016 года в Конституцию Республики Таджикистан были внесены поправки, согласно которым Эмомали Рахмон может переизбираться на пост президента без ограничений.
11 октября 2020 года Эмомали Рахмон победил на очередных выборах Президента Республики Таджикистан, набрав 90,92 % голосов избирателей.
В соответствии с Конституционным законом Республики Таджикистан «Об Основателе мира и национального единства - Лидере нации» Эмомали Рахмону присвоен статус Основателя мира и национального единства - Лидера нации за величайшие заслуги перед народом Таджикистана.
Эмомали Рахмон удостоен многочисленных званий и наград.
В 1999 году по решению Верховного Совета Республики Таджикистан Эмомали Рахмон был удостоен высокого звания Героя Таджикистана.
В разные годы Президенту Республики Таджикистан были также вручены международные и высшие награды разных стран, в том числе: алмазный орден «Звезда мецената» - высшая награда Международного благотворительного фонда «Меценаты столетия», орден «Национальный герой Афганистана - Ахмадшах Масуд», премия Международного фонда писателей и журналистов Турецкой Республики, Рубиновая звезда «Миротворец», Золотая медаль Народного собрания (парламента) Египта, Золотая медаль почтения Мавлоно Джалолиддина Балхи (Руми) ЮНЕСКО, Золотой орден «Возрождение шелкового пути», Золотая медаль имени Николая Блохина - высшая награда Академии медицинских наук РФ, высшие государственные награды Республики Украины - ордена «Князь Ярослав Мудрый» первой степени и ордена «За доблестный труд» первой степени, орден Трех звезд 1-ой степени Республики Латвия, Нишони Покистон (Знак Пакистана) - высшая государственная награда Пакистана и ряд других наград и премий.
В 2017 году Эмомали Рахмон был удостоен российского ордена Александра Невского, в 2018 году - казахстанского ордена «Пара- сат» и высокой государственной награды Республики Узбекистан ордена «Эль-юрт хурмати».
Эмомали Рахмон женат, у него семь дочерей и двое сыновей.
***********************************************************************
- Многоуважаемый господин Президент, благода­рим Вас за желание принять участие в беседе с читателя­ми на страницах «Евразийского юридического журнала».
Таджикистан на протяжении тридцати лет своей независимости достиг множества высот. Какие из этих достижений, на Ваш взгляд, больше всего достойны вни­мания?
- На протяжении 30 лет государственной независимо­сти, несмотря на многочисленные трудности и препятствия, мы заложили основу своего суверенного государства, доби­лись заметных достижений в сферах политики, экономики, культуры, социальной отрасли и, важнее всего, в направ­лении повышения уровня и качества жизни народа нашей страны.
Все же, ценнейшим благом и крупнейшим нашим до­стижением является независимость страны.
Благодаря независимости, миру, спокойствию, полити­ческой стабильности и национальному единству мы создали все необходимые основы для достижения наших стратегиче­ских национальных целей.
И за небольшой исторический срок претворили в жизнь десятки важных промышленных, энергетических и социаль­ных проектов, построили тысячи километров современных дорог, тоннелей и мостов, которые служат сегодня на благо народа Таджикистана.
Принятие символов государственности, таких, как Флаг, Гимн и Герб, введения в оборот национальной валюты, созда­ния благоприятных условий для развития языка, культуры, национальных обычаев и традиций, мы добились именно благодаря независимости, устойчивому миру, стабильности и национальному единству.
С самого начала независимости мы придаем особое внимание социальной сфере, в том числе развитию куль­туры как символа нравственного облика народа, яркого выразителя и отражения исторического прошлого и со­временности, обрядов и обычаев, других национальных ценностей, воспитывающие высокие благородные челове­ческие качества.
Судьбоносный документ - Конституция страны, один из первых в стран СНГ который принята народным референ­думом и заложившая основы для построения современного демократического, правового, светского и социального госу­дарства, также является одним из ценнейших плодов госу­дарственной независимости Таджикистана.
        В течение 30 лет мы, придавая первостепенное значение формированию национальной самобытности, вырастили целое поколение в духе патриотизма, самосознания и само­познания, и сегодня с уверенностью можем сказать, что пре­красное будущее нашего дорогого Таджикистана мы вверим в надежные руки.
      В период независимости сформировалась и совершен­ствовалась эффективная система органов законодательной, судебной и исполнительной власти, заложены и укреплены правовые основы их деятельности.
В этот период создана современная судебная система, признанная в качестве самостоятельной и независимой ветви государственной власти.
В Республике Таджикистан приняты четыре программы судебно-правовой реформы, реализация которых способ­ствовала укреплению судебной власти, совершенствованию законодательства и гарантии осуществления конституцион­ного принципа равенства всех перед законом.
Во имя обеспечения устойчивого развития националь­ной экономики, мы, наряду с тремя стратегическими целя­ми, посредством четвертой объединили наши усилия для ускоренной индустриализации страны.
        Достижение этой цели превратит наш Таджикистан из аграрно-индустриальной страны в индустриально-аграрную и открывает широкие возможности для его неуклонного раз­вития.
       Отметим, что одной из стратегических задач Правитель­ства Таджикистана определенно является вывод страны из коммуникационного тупика, и мы достигли очень многого в этом направлении.
Сегодня я с уверенностью могу заявить, что Таджики­стан вышел из коммуникационного тупика.
В период независимости в стране за счёт государствен­ных инвестиционных проектов построено и реконструирова­но более 2,1 тыс. км автомобильных магистралей, имеющих международное и республиканское значение, и более 1 тыс. километров внутренних автомобильных дорог.
        За годы независимости успешно начато строительство Рогунской гидроэлектростанции и сданы в эксплуатацию агрегаты величественного объекта - гидроэлектростанции «Сангтуда-1», «Сангтуда-2» и «Памир-1» начали производить электроэнергию, что позволило нам сделать еще один устой­чивый шаг по пути достижения другой стратегической цели - обеспечения энергетической независимости страны.
При этом улучшение и повышение уровня и качества жизни народа, а также социальная защита населения со­ставляют генеральную линию в деятельности Правитель­ства Республики Таджикистан. Мы постоянно и устойчиво продолжаем эту политику, используя все ресурсы и воз­можности.
- Господин Президент, Вы отметили, что ценней­шим благом прошлого тридцатилетия Таджикистана явилось обретение государственной независимости. На Ваш взгляд, с какими вызовами и препятствиями стол­кнулась Ваша страна на пути строительства независимо­го государства?
В первые годы независимости Таджикистану при­шлось преодолеть тернистый путь межтаджикского диалога, направленного на создание условий для на­ционального примирения. Что бы Вы могли сказать по этому поводу и как Вы считаете, применим ли опыт ми­ротворчества Таджикистана в других регионах земного шара?
- С обретением независимости начался самостоятель­ный путь Таджикистана к строительству и развитию суверен­ной национальной государственности.
Провозглашение государственной независимости Ре­спублики Таджикистан 9 сентября 1991 года стало величай­шим событием в современной истории таджикского народа.
С этой даты начинается новый отчёт времени новейшей истории нашей страны.
Однако первые годы независимости, в силу целого ряда факторов, не были простыми и безоблачными для Таджи­кистана. Страна столкнулась с громадными трудностями и проблемами экономического и политического характера. В результате разрушения единой экономической системы быв­шего Советского Союза в Таджикистане резко упало произ­водства, спад ВВП достиг 70 процентов от его общего объЁма.
На авансцене общественно - политической жизни стра­ны стали появляться различные политические силы. Между ними развернулась ожесточЁнная борьба за доминирующее положение в обществе.
Более того, отдельные внешние силы в спешном по­рядке приступили к реализации своих геополитических планов в отношении Таджикистана. Вскоре, страна была ввергнута в пучину навязанной войны, которая стала ве­личайшей трагедией. Таджикистан стал нестабильным регионом и самой «горячей точкой» на постсоветском пространстве.
         Внутриполитический кризис в Таджикистане, начав­шийся осенью 1991 года, возник в силу ряда причин. Это, прежде всего, экономическая ситуация, сложившаяся к тому времени и быстрое развитие исламских партий и движений, претендующих на политическую власть.
Ожесточённая борьба между бывшей коммунистиче­ской элитой и национально-демократическими, исламски­ми силами прибавило драматизма в создавшейся обстанов­ке, и в результате началась гражданская война.
В ноябре 1992 года XVI внеочередная, историческая и судьбоносная сессия Верховного Совета Республики Тад­жикистан восстановила конституционный строй в стране. В 1992-1993 годы начался процесс возвращения беженцев к ме­стам постоянного проживания, возобновилась деятельность предприятий, учреждений, хозяйств.
1994 год вошел в историю, как год утверждения основ молодого государства.
По инициативе высшего руководства страны начался межтаджикский переговорный процесс.
Несмотря на сложнейшие социально-экономические и внутриполитические сложности, а также продолжения во­енного сопротивления со стороны вооруженной таджикской оппозиции, Таджикистан взял курс на реализацию карди­нальных политических, социально-экономических реформ, демократизацию общественной жизни.
Перед парламентскими выборами в 1995 года политиче­ская жизнь страны оживилась благодаря появлению новых партий. Новый закон о выборах в парламент и в местные представительные органы утвердил многопартийную систе­му выборов и участия различных партий и движений в вы­борах.
        Межтаджикский межнациональный конфликт являет­ся одним из самых крупных и кровопролитных событий на всем постсоветском пространстве, приведший к тяжелым социально-экономическим, политическим и духовным по­следствиям, значительным человеческим жертвам, серьезно повлиявшим на ход внутренней и внешней политики суве­ренного Таджикистана.
Ровно три года и три месяца понадобилось для того, чтобы после самых продолжительных и сложных межтад­жикских переговоров подписать долгожданный судьбонос­ный документ, вошедший в историю таджикского народа как «Общее соглашение о мире и национальном согласии в Таджикистане».
       С 1994 по 1997 года между Правительством Таджикиста­на и Объединённой таджикской оппозицией (ОТО) прошли 9 полноценных раундов межтаджикских переговоров и 3 промежуточные консультации.
В ходе переговорного процесса, который проходил в различных близких и дальних странах, состоялись более двадцати официальных встреч между представителями Пра­вительства Республики Таджикистан и Объединенной тад­жикской оппозицией.
И, наконец, 27 июня 1997 года наступил долгожданный мир после подписания исторического документа - Общего соглашения о мире и национальном согласии в Таджикиста­не между законным правительством и Объединенной тад­жикской оппозицией в городе Москве.
Эти переговоры проходили под эгидой ООН и при участии стран - гарантов мира в Таджикистане, внесших большой вклад в дело достижения устойчивого мира в Тад­жикистане и подписания Общего соглашения о мире и на­циональном согласии в Таджикистане.
Что касается второй части Вашего вопроса, то вкрат­це хотел бы остановиться на следующих моментах: прежде всего хотел бы особо подчеркнуть, что основной движущей силой мирного процесса был народ Таджикистана, который решительно поддерживал усилия своего правительства в этом направлении.
Наряду с этим, уникальность таджикского опыта заклю­чалась в широком подключении мирового сообщества и его институтов к процессу миротворчества.
          Постоянная политическая поддержка межтаджикского диалога со стороны ООН стала важным фактором успеха на этом пути. Особую роль в этом процессе сыграла Организа­ция Объединённых Наций в рамках её миротворческой опе­рации.
Полученный опыт комплексного и многоаспектно­го взаимодействия при осуществлении миротворческих функций создал дополнительные возможности для ис­следования особенности этого процесса в более широком контексте.
Выводы однозначно подтвердили, что миротворческий опыт Таджикистана может лечь в основу модели решения конфликтов и в других регионах земного шара, ибо мало та­ких примеров, когда конфликт такого масштаба был успеш­но преодолён за столь короткие сроки.
- Господин Президент, насколько мне известно, для укрепления мира и политической стабильности в Тад­жикистане в постконфликтный период была выдвинута концепция «национального единства».
Какую роль она сыграла в процессе перевода стра­ны на рельсы устойчивого развития?
- Национальное единство Таджикистана поистине явля­ется тем великим, судьбоносным и священным достоянием, с которого начинаются прогресс и все последующие дости­жения нашего государства по пути укрепления мира и ста­бильности в стране, обеспечения достойной жизни нашего народа.
Национальное единство играет такую же судьбоносную роль для существования нашей древней нации, как родной язык и другие устои нашей государственности.
         Национальное единство для нас - это квинтэссенция на­шей судьбы, главное условие продвижения нашей страны к процветающему и мирному будущему и, что самое важное, это гарантия всеобщей сплочённости и всеобъемлющего сча­стья народа сегодня и в обозримом будущем.
          С принятием документа «Общее соглашение о мире и национальном согласии в Таджикистане» по всей стране на­ступил долгожданный мир, и это великое событие положи­ло основу для конструктивного созидания и творчества на земле наших предков.
В настоящее время, когда жители Таджикистана, преис­полненные чувством патриотизма и национальной гордости, заняты созидательным трудом, мы все свои достижения свя­зываем с общественно-политической стабильностью и наци­ональным единством.
Иными словами, национальное единство является по­рождением нашей национальной идеи. Ибо национальная идея и культура самобытности, стоявшая у истоков цивили­зации таджикского народа, обязывала восстановить мир и единство, сохранить территориальную целостность страны и спасти нацию от уничтожения, создав тем самым благопри­ятные условия для развития своего современного суверенно­го государства.
Таджикская нация исторически, и по своей природе является миролюбивой, культурообразующей и созидатель­ной нацией. На протяжении всей нашей многотысячелетней истории наша миролюбивость, которая является признаком разума, мудрости, терпеливости и толерантности народа, ярко свидетельствует о древней культуре и созидательных традициях таджикского народа.
Несмотря на все сложности и препятствия, с которыми постоянно сталкивалась наша нация, она за весь период су­ществования сохранила свою самобытность и исконную му­дрость.
           Именно эти добрые качества и национальная гордость, направившие наш народ к взаимопониманию, взаимопро­щению, миру и примирению, сегодня освещают его путь к созиданию, благоустройству Родины, сохранению, защите и укреплению достижений независимости.
Безусловно, национальное единство в новейшей исто­рии древней таджикской нации является великим и беспре­цедентным достижением. Национальное единство - это не только основа мира и стабильности в обществе, но и гарантия развития государства и благоденствия народа.
Мы сегодня имеем это бесценное достижение, но нам ещё предстоит приложить много усилий, чтобы развиваю­щийся Таджикистан встал в один ряд с развитыми странами мира. Мы должны преодолеть трудности, имеющиеся в на­шем обществе.
         Я полон уверенности, что сообща мы сможем форсиро­вать существующие преграды и при непосредственной на­родной поддержке приумножим достижения любимой Ро­дины. Для этого каждый гражданин Таджикистана должен нести в душе, помыслах и деяниях светлое чувство единения и бороться за его дальнейшее утверждение, ценить его как бесценный дар.
Благодаря утверждению национального единства сегод­ня в стране активно осуществляются в жизнь меры по соци­ально-экономическому развитию государства, расширяются созидательные работы, что способствует повышению уровня и качества жизни её жителей.
Замечу, что политическое руководство и Правительство Таджикистана хорошо знают имеющиеся на этом направле­нии проблемы и прилагают последовательные усилия по их преодолению.
          Как я неоднократно говорил, эти трудности являются временными, и для их преодоления необходимы лишь вре­мя, терпение, национальное единство и созидательный труд.
           Я уверен, что благодаря коллективным усилиям мы обязательно сможем достичь своих стратегических целей - обеспечение энергетической независимости, защиты продо­вольственной безопасности, выхода из коммуникационного тупика и ускоренной индустриализации которые в конечном итоге направлены на обеспечение достойного уровня и каче­ства жизни нашего народа.
- Господин Президент, каковы, на Ваш взгляд, важ­нейшие достижения Республики Таджикистан в области внешней политики в период государственной независи­мости?
- Прежде всего, хочу подчеркнуть, что каждое государ­ство, независимо от его статуса, то есть мировая она держава или региональная, развитая, развивающаяся или слабораз­витая страна, реализовывает свою внешнюю политику, исхо­дя из национальных интересов.
С первых дней обретения независимости, Таджикистан взял курс на реализацию самостоятельной, взвешенной и всесторонне сбалансированной внешней политики, в основу которого легла доктрина «открытых дверей», которая позд­нее была закреплена принятой в 2002 году Концепции внеш­ней политики.
За все 30 лет своей независимости Таджикистан в своей внешнеполитической деятельности планомерно и динамич­но развивал и продолжает углублять отношения дружбы и взаимовыгодного сотрудничества с членами мирового со­общества.
На сегодня Таджикистан установил и успешно продви­гает полновесные дипломатические отношения со 179 стра­нами мира, является активным членом всех авторитетных международных и региональных организаций.
На двусторонней основе и в рамках международных и региональных структур многостороннего сотрудничества активно развиваются наши взаимоотношения со странами Центральной Азии и СНГ, Азии, Европы и Северной Аме­рики.
Мы имеем стратегическое партнёрства с Китайской На­родной Республикой. Также наше сотрудничество с ислам­скими странами находится на высшем уровне. Мы прилага­ем усилия по наращиванию связей со странами Африки и Латинской Америки. Отношения с целым рядом наших тра­диционных партнёров приобрели стратегический характер.
Среди них особое место занимает один из главных на­ших партнёров и союзников - Российская Федерация.
Благодаря прагматичной внешнеполитической линии Республика Таджикистан как равноправный субъект между­народных отношений укрепила свои позиции на междуна­родной арене.
          Таджикистан, как полноправный член международного сообщества активно использует трибуну ООН и её специ­ализированных учреждений для продвижения своих созида­тельных инициатив на глобальном уровне.
Сегодня Республику Таджикистан знают как инициато­ра решения глобальных проблем, в частности по водной про­блематике.
В годы независимости ООН поддержала 4 инициативы таджикской стороны в водной сфере: Международный год чистой воды (2003 год), Международное десятилетие дей­ствий «Вода для жизни», 2005-2015 годы, Международный год водного сотрудничества (2013) и Международное десяти­летие действий «Вода для устойчивого развития», 2018-2028 годы.
Наряду с ООН мы активно участвуем в выработке опти­мальных решений по актуальным вопросам международной и региональной повестки дня, в том числе, в сфере безопас­ности, в рамках ОБСЕ, СНГ. ШОС, ОДКБ, ОИС, ЭКО и целого ряда других международных и региональных организаций, осуществляем активное сотрудничество с партнёрами по развитию - международными финансовыми институтами.
По мере укрепление своих позиций на международной арене и с учётом возникших на пороге второго десятилетия 21 века новых мировых реалий, необходимости адаптирова­ния национальных интересов к этим реалиям, мы в 205 году приняли новую Концепцию внешней политики нашего го­сударства.
Этот концептуальный документ, определяя кратко­срочные и долгосрочные цели и задачи внешней политики Таджикистана, расширяет и уточняет приоритеты нашей активности на международной арене, которые основаны на классическую парадигму внешней политики - создание мак­симально благоприятных внешних условий для устойчивого развития страны.
Все эти успехи, я считаю, являются ярчайшими дости­жениями внешней политики Таджикистана за годы незави­симости.
- Господин Президент, как, по Вашему мнению, се­годня оценивается уровень развития государственных институтов власти и права в Таджикистане?
- С приобретением государственной независимости Республика Таджикистан как все постсоветские государства приступила к созданию суверенного государства, определе­нию основы общественного и государственного строя, фор­мированию институтов власти, новой системы права и зако­нодательства.
Конституция Республики Таджикистан 1994 года стала юридическим фундаментом формирования национальных отраслей права и системы законодательства.
          Наряду с традиционными отраслями права (консти­туционного, административного, гражданского, финансо­вого, уголовного и др.) которые существенно обновились, возникли ряд новых отраслей права (предприниматель­ское, банковское, налоговое, транспортное и др.).
По мере развития новых общественных отношений в различных областях жизни общества, государства и лично­сти, принимаются соответствующие правовые акты их закре­пляющие и регулирующие.
На их базе возникают и совершенствуются нормы, ин­ституты, отрасли и подотрасли права.
Это обстоятельство ставит перед исследователями за­дачу постоянного изучения и анализа новых общественных отношений и регулирующие их правовые нормы, сделать со­ответствующие выводы и сформулировать предложения по их развитию и совершенствованию.
В конституционном праве Таджикистана за этот пери­од возникло немало новых институтов, такие как разделения властей, политического плюрализма, примата нормы меж­дународного права, парламентаризма, президентства, мест­ного самоуправления и другие.
Наряду с этим, развиваются и совершенствуются и дру­гие отрасли права.
Примером может послужить разработка новой редакции Гражданского кодекса, отражающей экономические реалии се­годняшнего дня, регулирующей новые общественные отноше­ния, способствующие устойчивому экономическому развитию.
Предметом глубокого теоретического анализа наших ученых-правоведов стали такие современные направления науки, как информационное право, экономическое право, банковское право, энергетическое и водное право и другие.
Эти теоретические направления в современной науке недостаточно ещё исследованы, не выявлены их специфиче­ские особенности.
Тем не менее, на основе их исследования таджикскими учеными сделаны определенные теоретические и практиче­ские выводы и сформулированы соответствующие предло­жения.
- Таджикистан является светским, демократическим и правовым государством. Какую роль, на Ваш взгляд, играет Конституция Таджикистана в деле укрепления государственной независимости страны, и каковы основ­ные итоги конституционных реформ в Таджикистане?
- Идея конституционной реформы в Республике Тад­жикистан возникла сразу после приобретения государствен­ной независимости и была закреплена в законе «О консти­туционной реформе в Республики Таджикистан, о порядке принятия и введения в действие Конституции Республики Таджикистан» (1994 г.), в котором в частности было указано, что сегодня есть все необходимые условия для того, чтобы от­крыть путь к построению в Таджикистане демократического, правового, светского государства, обеспечению всех условий гарантий и защиты прав и свобод человека.
Поэтому, в ноябре 1994 года был проведен референдум и принята новая Конституция страны, которая закрепила принципы организации и функционирования государствен­ной власти и ее легитимности.
В дальнейшим конституционная реформы не была сня­та с повестки дня, поскольку с развитием общества и государ­ства, особенно в условиях перехода от одного периода к дру­гому возникает необходимость в частом совершенствовании норм Конституции и действующего законодательства.
С учётом этого, 26 сентября 1999 года были внесены сле­дующие изменения в Конституцию 1999 года:
а) создан двухпалатный парламент;
б) выборы членов нижней палаты проводятся на основе равного, прямого и тайного голосования;
в) 75 % членов верхней палаты избираются непрямым голосованием посредством местных представительных орга­нов, а остальные 25 % назначаются Президентом;
г) создан Совет юстиции, который принимает участие в подборе и назначение судей различных Уровней.
Важнейшим направлением конституционных реформ Таджикистана является утверждения института Президента.
В Таджикистане институт президентства стал устойчи­вой и традиционной моделью, исходящая не только из кон­ституционной доктрины и политической практики, но и из национальных особенностей страны.
Правовое положение Президента Республики Таджи­кистан в качестве главы государства и исполнительной вла­сти определяются совокупностью конституционно-правовых норм, закрепляющих его полномочия в различных сферах государственного управления, и вытекает из главы IV Кон­ституции страны.
         Вместе с тем, нормы этой главы свидетельствуют, что правовая природа должности Президента не ограничивается сферой исполнительной власти и по существу приобретает универсальные качества.
В его деятельности просматриваются, например, полно­мочия в сфере законодательства (подписания закона, право наложения «вето» и др.), Президент обладает полномочиями в сфере судебной власти, например, право помилования, на­значения и освобождения судей и т.д.
Для Республики Таджикистан президентская форма правления в её классическом варианте, предполагающий активной роли Президента, была необходимостью, продик­тованной временем и ситуацией, в котором оказался Таджи­кистан в те годы.
Поэтому принимая свою Конституцию, народ Таджики­стана сделал свой выбор в пользу института президентства.
В науке управления выработаны факторы, предопреде­ляющие успешность проведения в жизнь президентских инициатив.
К ним относятся, например, непосредственность реше­ний, ясность замысла, гласность действий, ресурсная обеспе­ченность решений, непоколебимость воли и т.д. Совокуп­ность перечисленных условий позволяют мобилизовать силу и мощь публичной администрации на выработку и реализа­ции грандиозных и судьбоносных проектов и программ раз­вития страны.
Это и есть основное предназначение и преимущества института президентства.
- Господин Президент, наука в современном мире переживает сложный период. Это касается и точных, и гуманитарных наук. Какие проблемы волнуют сегодня научное сообщество Таджикистана?
- Устойчивое развитие любого государства невозможно без неуклонного развития науки, внедрения научных дости­жений и современных технологий в производство и форми­рования научного мировоззрения общества.
Наука и образование у таджикского народа имеют мно­говековую историю, научное наследие которого формирова­лось в рамках плодотворных связей и соприкосновения куль­тур Европы и Азии.
Великие мыслители средневековья Абуали ибн Сино, аль-Беруни, Закариё Рози и другие внесли большой вклад в развитие мировой цивилизации, в том числе в естествоз­нание, медицину, математику, астрономию и другие сферы науки. В советское время таджикская наука достигла видных успехов в области точных и гуманитарных наук.
Имена таджикских ученых, таких, как Директора Инсти­тута востоковедения Академии наук бывшего Советского Со­юза, академика Бободжона Гафурова, академика Мухаммада
Сайфмддмновича Осими и других вошли в историю совре­менной науки.
В настоящее время Республика Таджикистан находится на этапе устойчивого и динамичного социально-экономиче­ского развития.
На этом этапе наши усилия направлены на достижение четвертой стратегической цели - ускоренной индустриализа­ции страны. Для достижения данной цели необходимо, что­бы наука была тесно связана с производством, что даёт воз­можность применения в производстве страны современных технологий, научно-технических достижений и инноваций.
Для осуществления намеченного, конечно же, мы опираемся на научный потенциал нашей страны. Начи­ная с 2000-х годов до сегодняшнего дня, сфера науки и об­разования в нашей государственной политике считаются одним из приоритетных направлений. В последние годы путём принятия ряда программных и стратегических до­кументов мы провели серьёзную реформу в сфере науки, которая в определенной степени способствовала разви­тию фундаментальных и прикладных исследований, а также открыла широкие возможности для привлечения молодежи к изучению естественных и математических наук.
Кроме этого, для развития данного стратегического на­правления, большое внимание уделяется подготовке высо­коквалифицированных национальных научно-технических кадров, как в ВУЗах республики, так и за ее пределами. В настоящий момент почти 40 тысяч граждан Республики Тад­жикистан обучаются в ведущих ВУЗах государств-участников СНГ и стран дальнего зарубежья. Большинство из них прохо­дят обучение в области точных и естественных наук, техники и инновационных технологий.
Уверен, что с помощью таких молодых высококвали­фицированных кадров мы обеспечим успешное решение насущных задач республики в сфере науки и образования, техники и новых технологий.
Наука как производственная сила должна иметь посто­янное влияние на производство. За последние годы с целью сближения науки с научно-технической деятельностью и повышения их роли в обществе, развития и укрепления ин­теллектуального потенциала, мы объявили 2020 - 2040 годы «Двадцатилетием изучения и развития естественных, точных и математических наук».
Целью данной инициативы является формирование на­учного мировоззрения общества и, особенно, вовлечение мо­лодежи в изобретательскую инновационную деятельность. Она направлена на поиск новых одаренных молодых кадров, способных кардинально изменить интеллектуальный потен­циал нации, внести новизну в науку, изобретательство, тех­нологию, инженерию и другие важные научно-технические сферы общественной деятельности.
          Без формирования научного мировоззрения и раз­вития технического мышления невозможен научно-тех­нический прогресс общества в целом. В последние годы Правительство Таджикистана взяло курс на продвижение инноваций в стране, формирование эффективной иннова­ционной системы, направленной на повышение техноло­гического уровня и конкурентоспособности производства, вывод инновационной продукции на внутренний и внеш­ний рынки, импортозамещение, социально-экономиче­ское развитие и т.д.
Это способствует достижению национальных страте­гических целей и обеспечивает социально-экономическую и правовую основу развития страны. Наши усилия направ­лены на обеспечение тесной и эффективной связи науки и производства, широкое внедрение современных технологий, научно-технических достижений и инноваций в промыш­ленность страны.
Принимая во внимание важность стратегии Республики Таджикистан по ускоренной индустриализации страны, для сближения науки с производством, разработки эффективно­го механизма сотрудничества между соответствующими ми­нистерствами и ведомствами, предпринимателями, изобре­тателями, новаторами, научными учреждениями и другими соответствующими структурами в сентябре прошлого года в качестве консультативного органа мы создали Совет по на­уке, образованию и инновации при Президенте Республики Таджикистан.
Основной целью этого совета является решение имею­щихся проблем в сфере науки, образования и инноваций, содействие развитию этих жизненно важных сфер общества.
Признавая ведущую роль Академии наук Таджики­стана в развитии науки, мы изменили её статус. Последние достижения ученых Академии наук и учреждений высших учебных заведений свидетельствуют об укреплении позиции науки и ее роли в экономической, социальной и культурной жизни республики и её высоком потенциале.
- Таджикистан является стратегическим партнером России. Как бы Вы охарактеризовали нынешние россий­ско-таджикские отношения и как оцениваете перспек­тивы их развития?
- Я выше отметил, что отношения стратегического пар­тнёрства с Российской Федерацией занимают особое место во всей системе внешней политики Таджикистана.
Таджикистан в качестве суверенного государства и пол­ноправного члена мирового сообщества строит свою вну­треннюю и внешнюю политику с учётом национальных ин­тересов.
Таджикистан, в силу своего географического расположе­ния, находясь в центре пересечения геополитических инте­ресов мировых держав, проводит в современных условиях и в обозримом будущем будет реализовывать целенаправлен­ную внешнюю политику.
Одним из наших главных целей является дальней­шее развитие и расширение всесторонних связей с Россий­ской Федерацией. Расширения связей с Россией на основе принципов равенства, взаимной выгоды и стратегического партнёрства успешно развиваются в политической, торго­во-экономической, военной и военно-технической, культур­но-гуманитарной и многих других сферах, что отвечает на­циональным интересам Республики Таджикистан и является важным фактором региональной безопасности.
Основу для новых форм сотрудничества в условиях не­зависимого развития заложил Протокол об установлении дипломатических отношений между двумя странами, под­писанный 8 апреля 1992 года. Начиная с этого времени, тад­жикско-российские взаимоотношения развивались и про­должают устойчиво развиваться по всем направлениям.
Сегодня Российская Федерация является для Республи­ки Таджикистан главным стратегическим партнером. Таджи­кистан высоко оценивает отношения дружбы и многоплано­вого сотрудничества с Российской Федерацией, и постоянно стремится к дальнейшему развитию мультиформатного и многоаспектного взаимодействия с ней.
Прежде всего, хочу подчеркнуть высокий уровень по­литических контактов, которые являются важным факто­ром продвижения всего комплекса двустороннего сотруд­ничества. К настоящему времени между нашими странами подписано более 150 межгосударственных, межправитель­ственных и межведомственных соглашений, регулирующих сотрудничество в политической, экономической, военной, культурно-гуманитарной и других областях.
Россия является одним из основных торговых партнеров Таджикистана, на долю которого приходится более тридца­ти процентов от всего внешнеторгового оборота республики.
На сегодняшний день Таджикистан установил плодот­ворные отношения с 80 регионами Российской Федерации.
Таджикистан глубоко заинтересован в развитии, укре­плении и продолжении всесторонних отношений с Россией. Именно поэтому дальнейшее расширение многогранных связей с вашей дружественной страной является важнейшей целью внешней политики Таджикистана.
В нынешних непростых условиях международной ситу­ации при растущей угрозе терроризма и экстремизма, стра­тегическое партнерство и отношения союзничества между Россией и Таджикистаном являются фактором сохранения и укрепления стабильности в регионе.
Уверен, что богатый опыт взаимовыгодного сотрудниче­ства, единые цели и задачи, политическая воля руководства двух стран и в дальнейшем будут служить делу развития и расширения всех аспектов таджикско-российских отноше­ний в соответствии с коренными интересами наших народов.
Завершая тему таджикско-российских отношений, от­дельно хотел бы остановится на эффективное развитие со­трудничества двух стран в культурно-гуманитарной сфере. Этот процесс был усилен открытием в Таджикистане пред­ставительства ГУП «Россотрудничество», Информационно­культурного центра Фонда «Русский мир».
В настоящее время, наряду с Российско-Таджикским Славянским университетом, в Таджикистане действуют фи­лиалы трёх ведущих московских вузов - МГУ им. М.В. Ломо­носова, Национального исследовательского технологического университета «МИСиС», Национального исследовательского университета «МЭИ». Создание филиалов российских вузов в Таджикистане является перспективным направлением для укрепления двустороннего сотрудничества на гуманитарном направлении.
- Уважаемый господин Президент, благодарим Вас за интервью и интересный, содержательный разговор.
В заключение наш традиционный вопрос: что бы Вы пожелали сотрудникам и читателям Евразийского юридического журнала?
- Я искренне благодарен за предоставленную возмож­ность мне выступить на страницах вашего авторитетного международного журнала, поговорить о проблемах и пер­спективах Таджикистана и его достижениях. Каждая такая возможность - это возможность общения с научными цен­трами, возможность обмена мнениями, возможность новых научных контактов.
Редакции и авторам Евразийского юридического журнала желаю творческих успехов, созидательного труда, оператив­ности и объективности в отражении современной действи­тельности, науки. Всем Вам, а также читателям желаю здоро­вья и благополучия.
Интервью брали:
Бондаренко Александр Викторович,
заместитель главного редактора Евразийского юридического журнала,
кандидат философских наук
Абдужабор Абдуджалилов,
кандидат юридических наук,
заведующий отделом частного Института философии,
политологии и права Национальной академии наук Таджикистана

 

 

 

 

ОБЩЕСТВО ФИЗИОЛОГОВ РАСТЕНИЙ ТАДЖИКИСТАНА

         Общество физиологов растений Таджикистана (ОФР) было создано при Институте физиологии растений и генетики в 1986 году.

Оно объединяет физиологов и биохимиков растений
научно-исследовательских и учебных учреждений Республики.
Нет описания фото.
           В 2004 году в Таджикистане по инициативе Общества физиологов растений Таджикистана был издан справочник: "Физиологи растений Таджикистана", в котором приведены данные о научных сотрудниках, работающих в области физиологии и биохимии растений с их контактной информацией указанием основных направлений научных интересов".
Центральный Совет
Общества физиологов растений Таджикистана
(ОФРТ)
        Каримов Х.Х. - председатель ОФРТ, академик АН РТ, директор Института физиологии растений и генетики АН РТ
Бабаджанова М.А. - заместитель председателя ОФРТ, доктор биологических наук, заведеющая кафедрой физиологии растений Таджикского государственного национального университета
Маниязова Н.А. - секретарь ОФРТ, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института физиологии растений и генетики АН РТ
Абдуллаев Х.А. - член-кореспондент АН РТ, заместитель директора Института физиологии растений и генетики АН РТ
Акназаров О. - академик АН РТ, директор Памирского биологического института им.Х.Ю.Юсуфбекова АН РТ
Алиев К.А. - член-кореспондент АН РТ, заведующий лабораторией молекулярной биологии и генной инженерии Института физиологии растений и генетики АН РТ
Бободжанова М.Д. - кандидат биологических наук, заведующая кафедрой ботаники и физиологии растений Худжандского государственного университета им.Б.Гафурова
Расулов С. - доктор биологичеких наук, заведующий кафедрой хлопководства, генетики, селекции и семеноводства Таджикского анрарного университета
          Якубова М.М. - академик АН РТ, заведующая кафедрой биохимии Таджикского государственного национального университета
В 2008 г.состоялось два заседания ОФРТ. На заседании общества 13 марта 2008 г. был заслушан Отчёт о работе ОФРТ в 2007 г., который представил председатель общества академик АН РТ Х.Х.Каримов. Был рассмотрен и утверждён план работы ОФРТ на 2008 г. На этом же заседании члены общества поздравили с 60-летием главного научного сотрудника Института физиологии растений и генетики АН РТ, д.б.н. М.Нигмонова. 7 мая 2008 г. состоялось совместное заседание ОФРТ и Учёного совета Института физиологии растений и генетики АН РТ, посвящённое памяти к.б.н К.А.Асророва, внёсшего большой вклад в развитие теории фотосинтетической продуктивности сельскохозяйственных растений в Таджикистане, разработку и внедрение рекомендаций по повышению урожайности хлопчатника и других сельскохозяйственных культур. На заседании с докладом "Памяти учёного. О научной деятельности К.А.Асророва" выступила к.б.н. О.В.Усманова.
ОФРТ приняло участие в подготовке и проведении научной конференции "Достижения современной физиологии растений: теоретические и прикладные аспекты", посвящённой памяти академика Ю.С.Насырова, которая состоялась в октябре прошедшего года. Были изданы тезисы докладов этой конференции. На конференции были представлены доклады многих членов ОФРТ, работающих в АН РТ, Таджикском национальном университете, Таджикском аграрном университете, Худжандском государственном университете им. Б.Гафурова. Тезисы докладов поступили из шести стран.
            В 2008 г. в диссертационном совете при Институте физиологии растений и генетики АН РТ были защищена 1 кандидатская диссертация (Р.С.Фелалиев, Памирский биологический институт АН РТ).
Памирский биологический институт выступил с инициативой провести в 2009 г. конференцию "Состояние и перспективы использования биологических ресурсов высокогорья", посвящённую 40-летию создания института, на которой будут обсуждаться в числе других вопросов состояние исследований по физиологии растений высокогорий.
В течение года члены ОФРТ получали информацию о научных мероприятиях и новых публикациях по физиологии, биохимии и биотехнологии растений в Республике Таджикистан и за рубежом.
В 2008 г. был издан сборник статей, докладов, выступлений академика Х.Х.Каримова с 1997 по 2008 годы "Состояние, проблемы и перспективы развития биологических наук в Таджикистане", в котором, в том числе, содержатся сведения о физиологии, биохимии и биотехнологии растений в Таджикистане.

 

 

 

Генетическая коллекция арабидопсиса (Arabidopsis thaliana (L.) Heyhn.). Атлас. Редактор-составитель О.В. Усманова. Душанбе, ООО "Контраст", 2010 96 стр.

 

 

 

 

        В сборнике представлены обобщенные результаты многолетних генетико-физиологических исследований, выполненных на основе созданной уникальной генетической коллекции мутантов классического модельного объекта - Arabidopsis thaliana под руководством и при непосредственном участии академика П.Д. Усманова.
Возможно, это изображение (на открытом воздухе и текст)
          Приводятся краткая история создания и состав генетической коллекции арабидопсиса; результаты мутационного и генетического анализа изменчивости признаков фотосинтетического аппарата; описание экспериментальных моделей для эколого-генетических исследований и тест-систем для оценки действия экстремальных факторов и антропогенных воздействий на генофонд растительных популяций и для анализа генетических механизмов адаптации растений. Значительная часть сборника отведена Атласу - фотографиям наиболее интересных, контрастных по фенотипу мутантных форм и их описанию.
         Сборник рассчитан на широкий круг биологов - генетиков, физиологов и биохимиков растений, селекционеров и растениеводов, аспирантов и студентов высших учебных заведений биологического профиля.
Сборник издан при финансовой поддержке Президентского фонда фундаментальных исследований.
УДК 581.1:581.19
ББК 28.080+28.57
К 23
Возможно, это изображение (текст «X.X. каримов физиология и биохимия эфемероидов западного памиро-алая аушанбе -2011»)
         Каримов Х.Х. Физиология и биохимия эфемероидов Западного Памиро-Алая. - Душанбе: Контраст, 2011. - 168 с.
В монографии приводятся результаты многолетних исследований по физиологии и биохимии эфемероидов Западного Памиро-Алая в связи со своеобразной климатической ритмикой в этом регионе. Анализируются факторы, обуславливающие основное свойство эфемероидов - быстрый рост и развитие в течение короткого ранневесеннего (весенне- раннелетнего) периода года: непрерывное морфологическое и физиологическое развитие вегетативных и генеративных органов; способность к метаболической и физиологической активности при пониженной температуре в зимне-ранневесенний период; сахарозная направленность фотосинтетического метаболизма, обеспечивающая интенсивный биосинтез запасных органических веществ и накопление их в подземных запасающих органах; интенсивное использование субстратов метаболизма органических веществ в подземных органах в процессах формирования новой генерации органов.
          Книга рассчитана на ботаников, физиологов и биохимиков растений, преподавателей, аспирантов и студентов биологических факультетов высших учебных заведений.
Табл. 12. Ил. 27. Библиогр.: 294 назв.

 

 

 

 

ПАМЯТИ АКАДЕМИКА И.Ю. КРАЧКОВСКОГО (1883-1951)

           Русское востоковедение, в особенности такая его часть как арабистика прославлена именами многих замечательных ученых, которые внесли неоценимый вклад в её развитие и расцвет. Одним из них является выдающийся арабист Игнатий Юлианович Крачковский, труды которого внесли огромный вклад в обретение русской и советской арабистической наукой мировой славы.

Возможно, это изображение (1 человек и борода)
         И.Ю. Крачковский родился 16 марта 1883 года в городе Вильно (Вильнюс) и прожил жизнь, полностью отданную арабистике, и окончившуюся 24 января 1951 года. По случаю дня рождения и 70-летия со дня кончины великого ученого 16 марта 2021 года в Институте Азии и Европы Национальной академии наук Таджикистана по инициативе таджикских арабистов был организован научный семинар, посвященный жизненному и творческому пути И.Ю. Крачковского. Основным докладчиком был доктор филологических наук, главный научный сотрудник сектора арабских исследований Отдела Ближнего и Среднего Востока профессор Таджиддин Мардони, ознакомивший участников семинара и других слушателей с основными вехами жизни и творчества крупнейшего русского и советского ученого-арабиста.
Окончив в 1901 году гимназию с золотой медалью, И.Ю. Крачковс-кий поступил на арабско-персидско-турецко-татарское отделение Факультета восточных языков С.-Петербургского университета. Будучи приученным в семье и со школьной скамьи к дисциплине и трудолюбию, отличавшийся горячей любовью к знаниям, он был в университете образцовым студентом, который посещал и с живостью усваивал все обязательные уроки, предусмотренные для обучения на отделении, но по мере возможности находил время для посещения на историко-филологическом факультете лекций по русской истории, древнерусской литературе, психологии и.т.д. Кроме того, начиная с третьего курса, он учился у крупнейшего специалиста по истории Древнего Востока, христианского (коптского) Египта и Абиссинии академика Б.А.Тураева (1899-1920), у замечательного историка-арабиста, исламоведа В.В.Бартольда (1869-1930), и известнейшего русского арабиста и ираниста французского происхождения барона В.Р. Розена (1849-1908) и у других славных русских ориенталистов. О своих учителях с большой теплотой И.Ю. рассказывает в своих воспоминаниях в “ Очерках по истории русской арабистика” и в книге “Над арабскими рукописами. Листки воспоминаний о книгах и людях”.
          В 1905 году И.Ю. закончил учебу в университете, где был удостоен золотой медали за выпускное сочинение и был оставлен на факультете для подготовки к получению ученой степени магистра. Как успешного выпускника, проявляющего большую склонность к научно-исследовательской деятельности, его направили в служебную командировку, на Восток, которая, скорее всего, являлась учебно- педагогической и научной стажировкой. С 1908 по 1910 год И.Ю. учился на восточном факультете Университета Святого Иосифа в Бейруте, странствовал по Ливану, Сирии и Египту, искал в христианских монастырях рукописные книги, записывал в дневник свои впечатления, расширял практические навыки арабского языка, узнавал быт и жизненный уклад простых арабов в городах и селених, бывал в различных школах и семинариях, знакомился с простыми крестьянами, учителями, священниками, писателями и прочими людьми, которые принимали его за своего благодаря хорошему арабскому языку, светлой коже, русым волосам и голубым глазам, каковых среди ливанцев и сирийцев встречается множество.
          После возвращения из командировки в 1910 году И.Ю был зачислен приват- доцентом Факультета восточных языков. В 1915 году защитил магистерскую диссертацию, посвяшенную творчеству арабского поэта X века Абулфараджа ал-Ва҆ ва҆ ад-Димашқи. В 1921 году ему было присуждено звание профессора и в том же году он был избран действительным членом Академии наук.
            Очень тяжелые времена привелось пережить И.Ю., но он никогда не изменял своим принципам и идеалам, не предавал своих коллег и товарищей. Не раз он, как и некоторые другие, обвинялся так называемыми “истинными учеными- марксистами” в панарабизме, паниранизме и панисламизме и даже западничестве и космополитизме. В 1922 году он даже был арестован по обвинению в шпионаже, но безо всяких доказательств, и вскоре был освобожден. Невзирая на все эти тяготы жизни, И.Ю. продолжал свою работу, направленную на служение науке – востоковедению, арабистике и Родине. Он дважды награждался орденом Ленина и даже Сталинской премией.
Жизненные невзгоды и тяжелые испытания дали о себе знать. 24 января 1951 года И. Ю. скоропостижно скончался от сердечного приступа.
И.Ю. Крачковский был выдающимся ученым, педагогом и организатором науки. Общее число его напечатанных прижизненных и посмертных работ достигает более 500, а научных докладов – более 350. Много усилий к посмертному изданию и переизданию трудов И.Ю. приложила его вдова Вера Александровна Крачковская, также арабист, специалист по истории материальной культуры, палеографии и эпиграфике, пережившая мужа более чем на двадцать лет. Благодаря своей энергии и настойчивости, она осуществила почти невозможное для 50-х годов ХХ века предприятие: добилась академического издания «Избранных сочинений» И.Ю. Крачковского (1955-1960) в шести томах, в которые вкючены далеко не все труды И.Ю. Многие из них не могли быть напечатаны по цензурным причинам и идеологическим соображениям, из-за религиозного содержания некоторых, критического характера высказываний отдельных арабских литераторов в адрес Октябрьской революции 1917 года и последовавших за ней событий и т.д. По словам одного из составителей, принимавших участие в разборе научного архива И.Я. Крачковского, А.А.Долининой, из его трудов, не вошедших в шеститомник, можно составить ещё три полновесных тома.
В своих трудах И.Ю.Крачковский касался самых различных областей арабистики; включая широкие филологические исследования средневековой арабской поэзии; а) издание исторических документов; б) анализ арабских рукописей; в) изучение новой арабской литературы в поэзии и прозе. Кроме того он фундаментально рассматривал памятники арабской исторической литературы и литературу арабских христиан. Интересовали его связи и контакты арабской литературы в прошлом и настоящем, арабская поэзия и культура в Испании, проблемы арабского языкознания и, конечно же, исламоведения. Кулминацией исламоведческого направления в деятельности И.Ю.Крачковского, бесспорно, можно считать русский перевод Священного Писания мусульман-Корана, который был осуществлен ещё 1928 году, а издан посмертно в 1963 году.
         Особое место в научном наследии Игнатия Юлиановича Крачковского занимает его книга « Над арабскими рукописями. Листки воспоминаний о книгах и людях». Вот что пишет его ученица, известный русский арабист А.А.Долинина: «Вершиной популяризаторского мастерство И.Ю.Крачковского стала его знаменитая книга « Над арабскими рукописами. Листки воспоминаний о книгах и людях» (1945-1946), большая часть которой была написана во время эвакуации в Москве, когда Игнатий Юлианович был оторван от необходимой для научной работы материалов. Эта книга раскрывала перед читателем лабораторию подлинного научного творчества, мир повседневного кропотливого труда и в тоже время – мир чистый и возвышенный, о котором автор рассказывает не затертыми штампованными фразами, а своими собственными идущими от души словами, с подкупающей искренностью но и добротой по отношению к покойным учителям и ученикам, к читателю. Книга, такая необычная, пользовалась огромной популярностью и была переведена на многие языки».
В процессе семинара своими мыслями о жизни и творчестве академика И.Ю. Крачковского с участниками поделились директор Института Азии и Европы доктор философских наук Ниёзӣ Ё.Б., доктор философских наук Бекзода К., доктор филологических наук Раджабов Х.Р., доктор исторических наук Вахидова С.В. Было высказано немало полезных мыслей о том, чтобы сделать подобные семинары регулярными не только для того, чтобы знакомить молодых таджикских востоковедов с жизнью и творчеством выдающихся русских и европейских ориенталистов, но и сделать их научное наследие их достоянием, рассказывать о влиянии их творчества на становление и развитие таджикского востоковедения вообще и таджикской арабистики в частности.
Отдавая дань глубокого уважения великому ученому-арабисту, которому и был посвящен настоящий научный семинар, организованный современными таджикскими арабистами, хотелось бы в конце этой заметки поместить для уважаемых читателей один этюд из его названной книги, озаглавленный « Письмо из Согдианы», в котором И.Ю Крачковский рассказывает о своем участии в дешифровке найденного у подножия горы Муг в Таджикистане среди документов на древнем согдийском языке, как он отметил, «единственного в своем роде, бесценного для науки арабского памятника, ярко отразившего трагический момент последней борьбы согдийцев с арабами».
И. Ю. Крачковский
Письмо из Согдиаиы
(1934 г.)
           Счастлив ученый, который мог на своем веку наблюдать зарождение и развитие новой дисциплины, на глазах которого совершались неожиданные открытия и шла разработка найденных материалов, постепенно создававшая величественную картину, неведомую предшествующим поколениям исследователей. Так было в моей жизни с согдийским языком, согдийской культурой, ряд веков процветавшей в Средней Азии; она далеко раскинула свои ветви даже за пределы ее и, сломленная натиском арабов, не погибла бесследно, а органически перешла в новую стадию, которая продолжала единую, непрерывную линию развития среднеазиатской культуры.
Смотря, как зритель, со стороны на неустанные усилия, на хорошо знакомую ученым радость от своих открытий, с которыми мои старшие товарищи упорно, шаг за шагом дешифрировали еще недавно загадочные строки вновь и вновь открывавшихся согдийских манускриптов, я никогда не думал, что и мне, арабисту, далекому от истории Средней Азии, суждено будет принять участие в этой работе, что в мои руки попадет единственный в своем роде, бесценный для науки арабский памятник, ярко отразивший трагический момент последней борьбы согдийцев с арабами. Но так пожелала судьба, и в Ленинграде на одном столе рядом легли согдийские и арабские рукописи, арабист и иранист рядом лихорадочно вглядывались в полустертые письмена и трудно сказать, перед кем раньше блеснул первый луч, озаривший верный путь, луч, который одновременно, как электрический ток, заставил вздрогнуть обоих.
            В 1932 году иранисты Ленинграда пришли в сильное волнение: пронесся слух, что в Таджикистане найдены какие-то согдийские рукописи. А ведь до сих пор их никогда не открывали в самой Согдиане, а только в ее колониях в восточном Туркестане. Между тем, слухи крепли, стали говорить о следах какого-то архива, обнаруженного, якобы, на горе Муг на южном берегу Зеравшана. Наконец, осенью 1933 года была снаряжена небольшая специальная экспедиция, которая и произвела там систематические раскопки. Все подтвердилось; богатство обнаруженных согдийских материалов затмило все предшествующие находки, но еще удивительнее, что кроме них нашлись одиночные китайские и арабские документы, как бы полностью отражая сложную политическую картину Средней Азии в эту эпоху.
Вести об арабских рукописях стали долетать до Ленинграда раньше, чем вернулась экспедиция. Характер их был таков, что мой скептицизм мало допускал возможность ценной находки. Говорилось, что они на коже, а ведь арабских документов на коже во всем мире до сих пор известно только шесть; трудно было допустить, что именно в Таджикистане, а не в арабских странах, произойдет неожиданное увеличение этого числа. Мне, думалось, что это скорее листок из какого-нибудь пергаменного Корана; он, конечно, может быть интересен, но особой редкости не представляет. Такую мысль поддерживало и письмо начальника экспедиция, моего старшего товарища по студенческим годам на факультете, А. А. Фреймана, который между прочим сообщал, что при раскопках экспедиция нашла крошечный кусочек кожи, где ясно стояло арабское „ля илях.. “ (нет божества...), очевидно, обрывок обычного мусульманского исповедания веры. Правда, доходили слухи, что смотревшие документ в Средней Азии видели там имя Тархун, а так звали одного крупного согдийского правителя эпохи арабского завоевания, но я склонен был относить это к некоторому увлечению, простительному для желающих связать находку с местной историей.
Все же мое любопытство было сильно задето, и я старался получить фотографию с рукописи, но это почему-то не удавалось сделать в Средней Азин. Возникли какие-то своеобразные „междуведомственные" трения по поводу того, кто должен считаться владельцем всех этих рукописей, где следует их хранить, кому поручить обработку. По счастью, в конце концов, рукописи приехали в Ленинград и, хотя здесь тоже некоторое время колебались в каком помещении их можно изучать, нсе-таки в январе 1934 года я узнал, что они находятся временно в рукописном отделении библиотеки Академии Наук. Я был болен, в жару, но конечно не мог дольше вытерпеть и на другой же день направился к зданию Академии годами знакомой дорогой по Университетской набережной. Я шел не один, со мной была жена; за последние десять лет она настолько погрузилась в тайны арабской палеографии и эпиграфики, что давно уже читала куфический шрифт лучше меня и мы с улыбкой вспоминали, как четверть пека тому назад, показывая нам каирские мечети, даже местные ученые арабы на вопрос о какой-нибудь надписи, с изумлением отвечали: „Но ведь это по-куфически; это нельзя прочесть!" Теперь ее графические дарования и острый глаз нередко помогали мне разбирать отдельные начертания рукописи, остававшиеся для меня неясными, несмотря на все знание арабского языка, претендовать на которое годы, казалось бы, давали мне право.
В нижнем этаже библиотеки, в рукописном отделе мы застали уже за большим столом „пана" А. А. Фреймана, как привыкли его звать со времен студенчества. Он был погружен в согдийские не то письма, не то „палки", вывезенные экспедицией, и имел достаточно „отсутствующий", хотя как всегда солидный вид, с круглыми, очками, поминутно перемещавшимися на лоб. Он уже приготовил для нас конверт и вытащил оттуда документ, присматриваясь, какое впечатление на нас он производит. С первого взгляда я почувствовал себя совершенно уничтоженным: от жару или волнения вся кровь бросилась мне в голову, в глазах рябило; я беспомощно держал в руках насквозь изъеденный червями кусок сморщенной кожи, на котором точно через красную пелену видел только отдельные арабские буквы и не мог различить ни одного связного арабского слова. Сердце забилось, как будто стремясь выскочить из груди, и первой ужасной мыслью было: „Я ничего не разберу!" Однако моментально стало стыдно, и большим усилием воли я заставил себя взглянуть вторично, но убедился, что пристально всматриваться не могу: глаза сейчас же начинал застилать красный туман. Напрягая всю волю, с какими-то нервными толчками в ритм пульсирующей крови, я стал всматриваться то в одно, то в другое место документа, будучи не в силах задержать взор на чем-нибудь длительно. Мысли лихорадочно вспыхивали при каждом толчке, и я бессознательно шептал их вслух: „Да, в первой строчке остатки обычной начальной формулы «басмаля» — во имя Аллаха... Значит, это начало чего-то, а не вырванный из середины листок... Вот в центре, в самом деле, имя Тархун... Конечно, это не Коран... Но что же такое?" —мучительно, беспомощно бьется мысль, а кровь все сильнее пульсирует в ушах. „Письмо? Вот, вот в конце второй строчки точно стоит «от... клиента его»... но имя, имя? «Дива», «Дива»—ясно стоит «Дива» с долгим «и» и долгим «а» Что за чепуха, какое это имя! А следующая строчка начинается еще хуже — ведь ясно читается «ситти», но это не может быть в литературном языке: «ситти» употребляется только в разговорном и значит «госпожа моя», при чем все это здесь? Конец одной строки «Дива», начало следующей «ситти»..
            И вдруг опить толчок пульса: „А может адесь перенос одного слова? Ведь бывает же это в арабских папирусах из Египта: Диваситти... Дивасти... Нет такого имени!.. Вот Тархун упоминается же в литературе о Средней Азии, а никакого Дивасти там нет... Что аа дьявольщина, ведь ясно стоит Дивасти.. „Александр Арнольдович, — обращается недоуменно моя спутница к А. А. Фрейману,— у Вас в согдийских дукументах нет какого-то Дивасти?" Фрейман вздрагивает, очки перемещаются на лой, с растерянным изумлением он, наконец, говорит: а «Не-ет... но всюду поминается что-то вроде Диванестич, верно что-то связанное с Диван — канцелярия, может быть какой-нибудь титул…» „Да нет здесь в арабском буквы «и»,— уже кричу я, — просто Дивасти, Дивасти!..." Вдруг меня пронизывает новая мысль, я срываюсь со своего стула и убегаю, к полному недоумению сидящих за столом и молодого ираниста, который зашел за чем-то к Фрейману и остолбенел от моего невменяемого вида и странного диалога. Я мчусь для быстроты по боковой лестнице в восьмой этаж, где помещается Институт востоковедения и арабский кабинет; там на полке стоят двенадцать томов нашего главного историка ат-Табари и у меня мелькнула надежда, вдруг у него я найду разгадку всплывшего имени. Хорошо, что ни на лестнице, ни в кабинете я никого не встретил: я чувствовал, что вид мой может напугать, а я не в состоянии был членораздельно объяснить, что со мной происходит.
Задыхаясь от бега, я кинулся к хорошо знакомой полке, и, выхватив указатель к ат-Табари, лихорадочно стал его иерелистывать в поисках похожего имени. В глазах у меня двоилось, но все же я пробежал все начертания на д почти до конца буквы. „Нет Дивасти" — упало у меня уныло сердце. И вдруг несколькими строчками ниже мелькнуло передо мною „Дивашни". „Да ведь, разница только в точках!" чуть не крикнул я, — „»то одно и то же!" Не веря себе, я стал перелистывать по самой истории страницы, на которые ссылался указатель; сомнений быть не могло — там речь шла о Средней Амии и описывались события начала сотых годов хиджры. Вчитываться сразу я был не в состоянии, никаких колебаний (большп не «оставолось, внутри у меня все точно засверкало, и я так же стремительно помчался вниз; если бы я был лет ни двадцать моложе, я бы наверное для быстроты съехал на перилах. Ворвавшись вихрем в рукописное отделение, я упал на стул и еле мог прошептать Фрейману, все еще не понимавшему причины моего внезапного бегства: „Дивасти нашелся!" Это было до того неожиданно, что три пары недоумевающих глаз с каким-то испугом устремились на меня. Когда я, несколько отдышавшись, прерывистыми фразами объяснил в чем дело, торжество стало всеобщим: все сразу почувствовали, что находка осветилась и руководящая нить попалась в руки.
У меня после волнений всего дня сразу наступила реакция и я почувствовал полный упадок сил: я не мог больше в то утро заниматься документом. Но я оставался спокоен: предстояла еще очень длительная и сложная работа, однако я твердо знал, что нахожусь на верном пути и со следующего дня начал уже совсем в другом настроении планомерную теперь дешифровку письма параллельно с детальным изучением соответствующих страниц нашего ат-Табари. Только теперь я мог вглядываться спокойно в не пугавшие больше очертания; только теперь я мог оценить всю стройную красоту письма опытного канцелярского каллиграфа. Каждый день приносил теперь и радости и огорчения, маленькие открытия перемежались с разочарованиями, но все это не было уже страшно: смятый, слежавшийся в земле за двенадцать веков кусочек кожи не мог скрыть своих тайн от острого анализа палеографа, не мог отмолчаться при очной ставке с историком, показания которого сохранил бесценный свод ат-Табари.
Действительно, имя Дивасти послужило ключом ко всему: оно не только разъяснило арабское письмо, но подвело твердую базу для разработки согдийских документов. Дивасти оказался согдийским властителем, остатки архива которого и попались экспедиции на гору Муг. Разгаданное уже с гораздо меньшим трудом имя того арабского правителя, которому он адресовал свое письмо, неожиданно принесло совершенно точную дату документа сотым годом хиджры, около 718—719 года н. э. Буква за буквой были отвоеваны все фактические данные у письма. Быстро нашел себе место в документе и тот „выеденный" кусочек с началом формулы исповедания веры, который был найден экспедицией отдельно от письма. Даже строчки, уничтоженные ненасытными червями, удалось в основном реконструировать. Рассматривая теперь фотографию разглаженного письма на коже, я сам недоумеваю иногда—как нам удалось не только разобрать строчки, от которых часто уцелела одна-две буквы, но и уловить какой-то смысл в том, что было съедено. Я чувствую гордость за нашу науку, точные методы которой позволяют находить иногда то, что на первый взгляд кажется безвозвратно погибшим.
Мне думается, что такое же чувство испытали все, даже специалисты совсем других областей, собравшиеся через две «едели в феврале на заседание Сессии Академии Наук, посвященное отчету экспедиции на гору Муг. Читальный зал Института востоковедения, где обыкновенно в разных углах виднелись одинокие читатели, теперь был переполнен. Заняты были не только все места, но почти и все проходы. Непременный Секретарь Академии, пришедший в середине заседания, открыв дверь, невольно попятился: настолько необычной показалась картина для взора того, кто был знаком с видом очередных заседаний группы востоковедения. И действительно, это было торжество — торжество экспедиции, обогатившей науку невиданными материалами, и торжество самой науки, показательно говорившей о своей мощи, которая на глазах всех как бы поднимала ваши знания на высшую ступень.
             Конечно, работа над документами не кончилась этим заседанием, как и не кончилась изданием в том же году „Согдийского сборника", где были освещены основные научные результаты, между прочим и систематического исследования арабского письма, о котором я теперь вспоминаю. Со временем выяснилось, что имя главного героя надо читать Дивашти а не Дивасти, удалось установить название того замка, куда он увел своих согдийцев после окончательного разрыва с арабами, , удалось даже определить породу козы, на коже которой было написано послание. Вероятно много еще деталей выплывет при дальнейшем исследовании документа; я надеюсь, что кому-нибудь удастся прочесть лучше или полнее отдельные буквы и слова, которые для нас остались загадочными, однако все это уже частности. Верный путь открылся с того момента, когда впервые блеснуло такое странное и загадочное имя Дивасти; этот миг какого-то подсознательного толчка мысли, какого-то „открытия" и был началом аналитического научного процесса. Благодаря ему теперь это имя звучит чем-то близким и понятным для всех иранистов, для всех историков Средней Азии. Арабист с радостью чувствует, что попавшее в его руки письмо из Согдианы оказалось не только выдающимся, исключительным памятником арабской палеографии, но и первостепенным историческим источником.
Изучение согдийской культуры после находки на горе Муг вступило в новый период своего развития, но .суровая судьба не позволила уже принять участие в нем двум лицам, которые, казалось бы, больше других ученых имели на это право. Один из них, С. Ф. Ольденбург, сам бывавший в Средней Азии и в Восточном Туркестане, сам обогативший науку находкой согдийских рукописей, умирал от неизлечимой болезни. Буквально на смертном одре он слушал наши рассказы о первых успехах дешифровки, радовался не меньше нас и строил планы дальнейшей работы, дальнейших экспедиций, в которых — он хорошо это знал — не было места для него. Но он всю жизнь трудился для науки и организации науки; непрерывное развитие и вечность науки были для него аксиомой, и потому так спокойно и просто он мог говорить о будущем накануне своего ухода из жизни. Ему, более чем кому-либо, мы были обязаны посвятить „Согдийский сборник*', который он уже не увидел.
               Только на три месяца пережил его Ф. А. Розенберг — долголетний хранитель Азиатского музея, верный сотрудник С- Ф. Ольденбурга в руководстве этим учреждением, когда-то единственным востоковедным „институтом" Академии. В последние десятилетия он особенно успешно занимался согдийскими материалами, настойчиво и систематически дешифрируя те немногие фрагменты и рукописи, которые хранились в наших собраниях. Со своей солидной иранистической базой, он быстро стал однйм из первых в мире знатоков согдийской письменности. Однако^ его мозг, истомленный тяжелой болезнью последних лет, как-то недоверчиво прислушивался к рассказам об исключительной находке: ему было, вероятно, трудно осмыслить, что он всю жизнь разбирал отрывки и единичные экземпляры, а теперь обнаружилось сразу несколько десятков документов, ярко освещающих неизвестные раньше стороны близкой ему согдийской культуры. Особенно скептически он относился к рукописям „на палках", которые до сих пор были никому неведомы, и, кажется, до конца дней своих подозревал, не кроется ли здесь какое-нибудь недоразумение. Некоторым утешением для нас служило это неожиданное подтверждение научного величия находки, которая даже специалисту казалась невероятной. Мне же самому и теперь часто хочется, чтобы когда-нибудь в Средней Азии нашелся еще хоть один такой арабский документ, как знаменитое уже в науке письмо из Согдианы.
Таджиддин Мардони,
доктор филологических наук,
главный научный сотрудник отдела
Ближнего и Среднего Востока
Института Азии и Европы НАНТ