joomla
free templates joomla

ГЛОБАЛЬНЫЕ ВОДНЫЕ ИНИЦИАТИВЫ ТАДЖИКИСТАНА – ПЛАТФОРМА ДЛЯ СОТРУДНИЧЕСТВА И ДИАЛОГА В ДОСТИЖЕНИИ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ

  Вода – это важнейший природный ресурс, без которого невозможна жизнь и любая другая деятельность. Однако состояние водных ресурсов в мире с каждым годом ухудшается из-за большого спроса на них и влияния изменения климата. По имею­щимся данным, уже в настоящее время потребность в пресной воде не удовлетворяется у 20 % городского и 75 % сельского населения мира. При этом до 1 млрд чел. не имеют доступа к чистой питьевой воде, а 2,6 миллиарда – необходимых санитарных условий.
В связи с этим продвижение сотрудничества и партнерства в поддержку достижения международно согласованных целей и задач в области водных ресурсов, включая Повестку дня устойчивого развития на период до 2030 года, требует принятия скоординированных действий всех заинтересованных сторон – правительств, международных организаций, гражданского общества, частного сектора и академических кругов.
В рамках реализации вышеуказанных целей и задач Республика Таджикистан в сотрудничестве с Организацией Объединенных Наций и другими партнерами организует Вторую международную конференцию высокого уровня, посвященную Международному десятилетию действий, «Вода для устойчивого развития, 2018-2028 годы» на тему «Стимулирование действий и партнерства в области водных ресурсов на местном, национальном, региональном и глобальном уровнях», которая пройдет 6-9 июня 2022 года в городе Душанбе [Официальный сайт Конференции: https://dushanbewaterprocess.org.].
Конференция, являющаяся частью «Душанбинского водного процесса», создает своевременные и ценные возможности для формирования благоприятной среды и является платформой для поддержки действий, расширения партнерства, ведения политического диалога, обзора реализации программы Десятилетия, а также развития взаимосвязей с другими соответствующими процессами.
Таджикистан занимает одно из ведущих мест в регионе Центральной Азии по запасам водных ресурсов, где более 80 % стока реки Амударьи и 1 % стока реки Сырдарьи формируются здесь, благодаря огромным запасам снега и ледников, количество которых составляет более 13000 с общей площадью оледенения 11146 км2 и объемом 845 км3, что в 13 раз больше годового стока всех рек страны. По стране протекают 947 рек, длиной более 28 500 км, равной 64 км3 речного стока в год, что составляет 55,4 % общего объема стока бассейна Аральского моря.
В стране насчитывается около 1300 озер общей площадью 705 км2 и объемом более 46,3 км3 воды, из которых 20 км3 являются пресными. В эксплуатации находятся 11 водохранилищ с общей площадью водной поверхности 664 км2 и полным объемом 15,344 км3, что эквивалентно 13 % среднемноголетнего стока рек бассейна Аральского моря. Потенциальные запасы подземных вод составляют 18,7 км³/год с эксплуатационным запасом 2,8 км³/год.
Основными потребителями воды в Таджикистане являются орошаемое земледелие, на долю которого приходится 85 % от всего объема используемых вод, хозяйственно-питьевое водоснабжение - 5 %, промышленность - 5 %, рыбное хозяйство - 2 % и другие сектора - 3 %.
Орошаемое земледелие является стратегически важным направлением экономики страны, которое обеспечивает до 90 % объемов сельскохозяйственного производства, занятости 70 % сельского населения страны и составляет 20 % национального ВВП, что вносит существенный вклад в достижение продовольственной безопасности.
Кроме того, в стране имеются 162 ландшафтных памятника природы, более 200 источников минеральных вод, 18 грязевых и соленых озер, а также водные ресурсы для сохранения экологических систем, особенно водно-болотных угодий, особо охраняемых территорий, из которых важнейшими являются «Тигровая балка» и Таджикский национальный парк.
Одним из эффективных направлений использования водных ресурсов является гидроэнергетика. Гидроэнергетический потенциал Таджикистана оценивается в 527 млрд. кВт. ч в год, что в три раза превышает нынешнее электропотребление стран Центральной Азии. По общим потенциальным запасам гидроэнергетических ресурсов Таджикистан занимает восьмое место в мире, после Китая, России, США, Бразилии, Индии и Канады, а по удельным показателям гидроэнергетического потенциала на один квадратный километр территории (3696,9 тыс. кВт. ч. в год/км2) и на душу населения (65,9 тыс. кВт. ч. в год/чел.) занимает первое и второе места в мире, соответственно.
Однако в настоящее время существующие мощности позволяют вырабатывать более 18 млрд кВт. часов электроэнергии в год, что составляет менее 5 % от имеющегося гидроэнергетического потенциала. При этом доля гидроэнергетики в общей схеме топливно-энергетического баланса страны составляет более 95 %.
Эти важнейшие компоненты водохозяйственного комплекса, особенно огромный гидроэнергетический потенциал, чистая вода, благоприятные земля и климат, растительный мир, значительные трудовые ресурсы, богатейшие запасы минеральных ресурсов и горных недр, создают возможности для развития экспортно ориентрованных и импортозамещающих производств, создания современных секторов добывающей и обрабатывающей промышленности, цветной и черной металлургии, экологически чистого агропромышленного комплекса, которые определяют основу национального развития Таджикистан до 2030 года.
Наряду с социально-экономическими выгодами, водные ресурсы оказывают и отрицательное воздействие. Сложные географические условия делают страну уязвимой к таким стихийным бедствиям, как сели и наводнения, которые повторяются до 25 раз за каждое десятилетие. В особо многоводные годы ущерб Таджикистана от наводнений и селей достигает сотен миллионов долларов США. Такой ущерб вследствие селей и наводнений на период 1997 – 2019 годов, составил более 600 млн долларов США.
В связи с воздействием различных факторов, в том числе перехода на рыночные отношения, увеличения потребностей на водные ресурсы с учетом роста численности населения, уменьшения водных ресурсов под воздействием климатических изменений, увеличения частоты чрезвычайных гидрометеорологических явлений, финансового кризиса, урбанизации, опустынивания и других, возрастают проблемы в водном секторе страны.
Действия страны на глобальном уровне по водным ресурсам характеризуются стремлением привлечь больше внимания мирового сообщества к решению этих проблем и улучшению водного сотрудничества.
По инициативе Республики Таджикистан Генеральная Ассамблея ООН приняла следующие важные «водные» резолюции:
объявление 2003 года Международным годом пресной воды (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 20 декабря 2000 года, 55/196);
объявление 2005-2015 гг. Международным десятилетием действий «Вода для жизни» (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 23 декабря 2003 года, 58/217, 58-я сессия);
объявление 2013 года Международным годом водного сотрудничества (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 20 декабря 2010 года, 65/154, 65-я сессия) и
объявление 2018-2028 гг. Международным Десятилетием действий «Вода для устойчивого развития» (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 21 декабря 2016 года, 71/222, 71-я сессия).
Вместе с тем, выступая на первой встрече Панели высокого уровня по вопросам воды и климата, которая состоялась в режиме видеоконференции 3 марта 2021 года, Президент Таджикистана Эмомали Рахмон вновь обратил внимание мирового сообщества к таянию ледников в связи с потеплением климата и для их защиты от интенсивного таяния и исчезновения предложил объявить 2025 год Международным годом сохранения ледников и определить дату празднования Всемирного Дня защиты ледников, а также создать специальный Международный фонд защиты ледников.
По имеющимся данным, в последнее десятилетие средняя температура воздуха в Таджикистане повысилась на 0,7-1,9оС, вследствие чего из 14 тыс. ледников Таджикистана за последние 30 лет исчезли более чем 1000 небольших ледников, а главный ледник Федченко сократился более чем на километр, потеряв площадь до 44 км2 и объем на 15 км3, а средняя скорость таяния вершины ледника составляла 16 метров в год.
Являясь инициатором большинства резолюций Генеральной Ассамблеи ООН по вопросам воды, Таджикистан активно продвигает «водные» вопросы в глобальной повестке дня. В этом контексте правительство Таджикистана в сотрудничестве с ООН и другими международными организациями провело следующие важные международные мероприятия по «водным» вопросам:
Международный форум по пресной воде, Душанбе, 29 августа - 1 сентября 2003 года;
Международная конференция по региональному сотрудничеству в бассейнах трансграничных рек, Душанбе, 30 мая - 1 июня 2005 года;
Международная конференция по снижению опасности стихийных бедствий, связанных с водой, Душанбе, 27-29 июня 2008 года;
Международная конференция высокого уровня по среднесрочному комплексному обзору осуществления мероприятий в рамках Международного десятилетия действий «Вода для жизни», 2005-2015, Душанбе, 8-10 июня 2010 года;
Подготовительная конференция «Навстречу Конференции ООН по устойчивому развитию («Рио+20»): Водное сотрудничество», Душанбе, 19-20 октября 2011 года;
Международная конференция высокого уровня по водному сотрудничеству, Душанбе, 20-21 августа 2013 года;
Международная конференция высокого уровня по реализации деятельности в рамках Международного десятилетия действий «Вода для жизни», 2005-2015, Душанбе, 9-11 июня 2015 года;
Симпозиум высокого уровня «ЦУР – Цель № 6 и задачи в этой области: Чтобы у каждого был доступ к воде и средствам гигиены», Душанбе, 9-10 августа 2016 года;
Международная конференция высокого уровня по Международному десятилетию действий «Вода для устойчивого развития», 2008-2018, Душанбе, 20-21 июня 2018 года.
Проведение очередной, второй Международной конференции высокого уровня по Международному десятилетию действий «Вода для устойчивого развития», 2008-2018 в Душанбе заключается в том, как правительства стран, ООН и его учреждения, другие международные и региональные организации, международные финансовые институты, частный сектор, гражданское общество, академические круги, местные сообщества и другие заинтересованные участники могут стимулировать действия и партнерство в области водных ресурсов, чтобы на всех уровнях внести вклад в осуществление целей и задач, связанных с водными ресурсами, Повестки дня устойчивого развития на период до 2030 года, Парижского соглашения по климату, Сендайской рамочной программы по снижению риска бедствий, Аддис-Абебской программы действий и Новой городской повестки дня, одновременно обеспечив глобальный ответ кризису, связанному с COVID-19.
В этом плане Конференция также рассмотрит важнейшую роль воды, санитарии и гигиены в противостоянии пандемии COVID-19 и другим угрозам человеческому здоровью, вызванным болезнями, передаваемыми через воду, а также взаимосвязь между водой и изменением климата в контексте управления водными ресурсами как ключевого фактора смягчения последствий и адаптации к изменению климата.
Учитывая роль воды как важнейшего компонента окружающей среды, который обеспечивает экономическое, социальное и экологическое благополучие населения, а также взаимосвязь воды и климата, развития «зеленой» экономики, комплексное управления водными ресурсами, Правительством Таджикистана принят ряд стратегий и программ, направленных на развитие различных отраслей экономики, в том числе реформу водного сектора страны.
Программа реформы водного сектора Таджикистана на период 2016-2025 годов и План мероприятий по ее реализации, принятые Постановлением Правительства Республики Таджикистан № 791 от 30 декабря 2015 года, описывают существующие проблемы водного сектора, определяют цели и задачи реформы, механизмы реализации этих целей и задач, а также необходимые финансовые ресурсы для реализации Программы.
Целью данной реформы является гарантированное обеспечение водой всех потребителей, достижение экономически эффективного и экологически устойчивого управления водными ресурсами через внедрение системы бассейнового и интегрированного управления водными ресурсами (ИУВР).
Основные принципы реформы заключаются в следующем:
переход на бассейновое управление водными ресурсами, основанное на гидрологических границах речных бассейнов с созданием бассейновых и под бассейновых организаций;
равноправный учет потребностей всех водопользователей при управлении и распределении водных ресурсов, т.е. внедрение ИУВР с особым акцентом на социально-экономическое развитие и улучшение благосостояния народа, а также осуществление надлежащей координации между всеми секторами водопользователями;
разделение функций по водной политике и регулированию от производственной и хозяйственной деятельностей.
Следует отметить, что на водные ресурсы Таджикистана большое воздействие оказывают изменения климата, которые требуют принятия срочных мер по обеспечению устойчивости и адаптации к этим изменениям, включая улучшение прогнозирования, повышение внимания вопросам уменьшения ущерба от наводнений, оползней, селей, совершенствования управления верховьями бассейнов.
В рамках реализации целей и задач по устойчивому развитию и выполнения Парижского соглашения по климату Таджикистан в 2019 году принял Национальную стратегию по адаптации к изменению климата на период до 2030 года (НСАИК).
В НСАИК были определены четыре сектора экономики: энергетика, водные ресурсы, транспорт и сельское хозяйство для адаптации с учетом их уязвимости к изменению климата. При этом водные ресурсы считаются приоритетными по отношению к другими секторам, где приняты адаптационные меры могут быть использованы для смягчения климата в других секторах экономики, создавая синергетический эффект.
Наряду с решением множества проблем, связанных с управлением водными ресурсами на национальном и глобальном уровнях, Таджикистан развивает сотрудничество и на региональном уровне. Являясь одним из основателей и активных участников Международного фонда спасения Арала, Межгосударственной комиссии по устойчивому развитию и Межгосударственной координационной водохозяйственной комиссии Центральной Азии, Таджикистан принимает меры по рациональному использованию имеющихся в его распоряжении водных ресурсов с учетом интересов стран региона.
Таким образом, Вторая Душанбинская конференция по реализации водного Десятилетия действий в очередной раз станет площадкой для выявления и консолидации необходимой информации по воде и помощью в подготовке Конференции ООН по среднесрочному всеобъемлющему обзору выполнения задач Международного десятилетия действий «Вода для устойчивого развития», 2018-2028, которая пройдет в 2023 году в Нью-Йорке, а также представит обновленную информацию предстоящему Политическому форуму высокого уровня по устойчивому развитию.
Махмадшариф Хакдод

Хайдаршо Пирумшоев Б.Г.ГАФУРОВ – ИСТОРИОГРАФ ИСТОРИИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

   При бесспорном сохранении за собой пальмы лидерства среди советских исследователей дореволюционной истории Центральной Азии академик Б.Г.Гафуров оставался также непревзойденным историографом данного региона.
  Знакомство с бессмертным наследием этого выдающегося ученого легко приводит к убеждению в своеобразном его подходе к освещению исторических проблем. Эта своеобразность заключается в том, что помимо чувства предельной осторожности и ответственности при использовании источников, сопоставлении фактов, абсолютной непредвзятости в их интерпретации, неуклонного придерживания принципа историзма, выпукло прослеживается обязательное присутствие источнико-историографического анализа проблем, входивших в орбиту его исследования.
Такой подход позволял автору всегда предельно точно определять степень изученности вопроса, актуальность поднятых проблем и тем самым находить особо важные их грани, способствующие существенно продвинуть рамки исследованных вопросов, углубить теоретические, да и практические выводы. Благодаря этим качествам, труды академика Б.Г.Гафурова не только сохраняют свою устойчивость, незыблемость заключения на века, но и служат своего рода твердым фундаментом и путеводной основой и изучении истории центрально-азиатских стран и народов.
В этом плане блестящий талант и необыкновенная эрудиция Б.Г.Гафурова, заметные в первых академических работах: «Падение Бухарского эмирата» (Сталинабад, 1941 г.), «История секты исмаилитов» (ставшей основой его кандидатской диссертации в 1941 г.), «Борьба таджикского народа против чужеземных захватчиков и поработителей»1, «Таджикский народ в борьбе за свободу и независимость своей Родины»2 более ярко проявляются во всех изданиях его фундаментального труда «История таджикского народа в кратком изложении»3.
Эта работа как бы завершает формирование Б.Г.Гафурова как крупного ученого со своим завидно заметным почерком. Историко-географический характер его подхода к освещению многосложных проблем истории таджикского и других народов Центральной Азии. Историко-географический анализ поднятых вопросов позволял автору определить приоритетные направления в изучении истории региона.
Вышеупомянутые труды не только познакомили автора с обширной международной аудиторией специалистов и читателей, но и стали своеобразном маяком, побудившим исследователей соседних республик взяться за фундаментальное освещение истории своих народов. Не случайно именно вторая половина 40-х и 50-х годов стала периодом интенсивного исследования дореволюционной истории Центральной Азии. Появился ряд серьезных фундаментальных исследований по истории народов и государств региона4 В этой связи нельзя не заметить, что при написании этих работ авторы в основном придерживались Гафуровской схемы изложения в «Краткой истории таджикского народа». Это явное подражание свидетельствует о его бесспорном авторитете и влиянии в научных кругах. Хотя об этом преднамеренно предпочитают умалчивать историки соседних стран. Оставаясь верным принципу совмещения историографического подхода в освещении исторических проблем, Б.Г.Гафуров в своих дальнейших исследованиях поднимает его на качественно новый уровень. Это выпукло прослеживается в трехтомном коллективном труде «История таджикского народа» (в 5 книгах, вышедших в Москве в 60-х годах), который был подготовлен при непосредственном участии и руководстве ученого. Этот принцип наивысшее проявление получил в его главном труде «Таджики»5.
Излагая историю таджикского народа в тесной связи с историей народов всего региона, автор больше склонен дать анализ имеющейся литературы с оценкой роли того или иного автора в освещении проблемы, объективность их выводов на фоне вновь обнаруженных источников, главным образом археологических открытий. Масштабность сопоставительного материала придает работе сугубо академический характер и открывает широкий простор для глубины анализа суждений и тем самым для выявления тех граней исследования, которые проливают свет на наиболее тайные и малоизученные отрезки отечественной истории6.
Такой подход продиктован тем, что академик Б.Г.Гафуров, будучи руководителем всего корпуса Советского востоковедения, ставшего в годы его пребывания на должности директора Института востоковедения АН СССР (с 1956 до конца жизни) одним из крупнейших международных центров комплексного исследования истории, социально-политической и культурной жизни стран и народов Азии и Африки, всегда оберегавшим лучшие традиции российской советской востоковедческой школы, он не допускал малейшей предвзятости в отношении к истории региона и востоковедения в целом.
В этой связи нельзя не заметить присущих Б.Г.Гафурову не только ярко выраженного чувства патриотизма, гордости и любви к своему народу, но и не менее повышенного чувства интернационализма, большой симпатии к соседним народам, к их истории. С одной стороны, он как бы выделяя роль таджикского народа в истории Центральной Азии, его место в развитии региональной и мировой цивилизации, в то же время с максимальной объективностью уделяет внимание определению места соседних народов в общем водовороте событий и с предельной осторожностью на сугубо научной основе прослеживает процесс формирования этих народностей, их этногенеза, препятствию их судам на том или ином этапе исторического процесса. Принципа исторического подхода в известной степени автор придерживается в своем последнем труде «Александр Македонский и Восток»7. Этот своеобразный почерк академика Б.Г.Гафурова не трудно заметить и в других его работах, посвященных множеству различных проблем истории и культуры народов Центральной Азии. Причем, оставаясь приверженцем идеи независимости и самоопределения стран и народов этих континентов, Б.Г.Гафуров неустанно призывал содействовать приобретению им подлинной независимости во имя процветания этих стран в будущем. Это особо выделяется в его работах: «Дни колониализма сочтены»8, «Актуальные проблемы современного национально-освободительного движения»9. В этих работах автор не только освещает исторический процесс 50-70-х годов, определяющей особенностью которого являлся крах колониализма, но и на этой основе определяет реальный путь освободившихся стран в будущем. Вскоре сама жизнь показала, насколько пророческими были предположения автора о полном крахе колониальной системы и возможности проведения не колониальной политики ведущих капиталистических держав в отношении стран и народов этих континентов.
Анализу исторической реалии 50-70-х годов и место Азии в ней посвящено немало книг, статей и докладов, в которых академик Б.Г.Гафуров выступал с самых высоких трибун международных совещаний, форумов, симпозиумов, конференций, на которых автор, неизменно защищая интересы и чаяния народов, гордо избравших путь независимости и процветания, определяет актуальные проблемы, требующие углубленного изучения и перспективы дальнейшего их исследования10.
Академик Б.Г.Гафуров в своих трудах, носящих в основном исторический характер, осветил события в историографическом плане, хотя его перу принадлежит немало работ сугубо историографического характера. Среди них особо выделяется Изучение цивилизации Центральной Азии, написанная в соавторстве с Л.И. Мирошниковым11. В работе дается обширный историографический анализ истории Центральной Азии, сыгравшей немало важную роль в истории мировой цивилизации.
Причем авторы с чувством благодарности приводят основные работы, посвященные изучении истории региона на том или ином этапе его развития, стремились в лаконичной форме определить заслуги более заметных авторов, причастных к изучению края. Указывая на необычайно важное значение изучения древней и средневековой истории Центральной Азии для науки, авторы задались целью проследить историю постепенного расширения сведений и накопления соответствующего материала для освещения ее истории.
Согласно мнению авторов, первые наиболее достоверные сведения о Центральной Азии, появления которых в Европе относится к периоду завоевания региона Александром Македонским.
Географические познания Центральной Азии несколько расширились лишь к началу II века н.э., когда римские купцы по Великому шелковому пути через Мерв и Кашгар проникли в западные пределы Китая.
Полученные ими сведения нашли отражение в «Географии» Птоломея, представлявшей собой вершину географических познаний древней Европы об Азии. О жизни народов Центральной Азии в древности и раннем средневековье знали лишь их соседи и пришедшие в качестве завоевателей арабы, хотя их сведения стали достоянием мировой науки лишь много веков спустя12.
Что касается восточных источников или же введений, то наиболее ценными является отчет Чжан Цаня, посетившего Среднюю Азию в конце II в. до н.э. и буддийского монаха Сюань Цзиня, путешествовавшего в первой половине VII в. через Среднюю Азию и Афганистан в Индию. Авторы не без основания считают, что монголо-татарское нашествие способствовало установлению более тесных контактов между Западом и Востоком и новому открытию европейцам Средней Азии. Далее в работе последовательно приводятся сведения наиболее известных путешественников, посетивших край и оставивших описания своих путешествий и впечатлений об увиденном. К их числу относятся: посол короля Франции Людовика IX Фламандер Гимом де Дубрук (1252-1255), Марко Поло (1271-1295), Дюи Гонсалес де Клавихо, совершивший в 1403-1404 гг. путешествие в Самарканд ко двору Тимура. С захватом турками-османами Константинополя (1453) и с закрытием известного Великого шелково пути в Азию, а затем с открытием морских путей в Индию и на Дальный Восток Центральная Азия оказалась в стороне от мировых торговых коммуникаций. Экономические и культурные пути обходили ее с юга и с севера. Изоляция от остального мира и усилившаяся феодальная раздробленность способствовали экономическому и культурному упадку региона в XVI-XVII вв.
Думается, было бы неверным утверждать, что политические и экономические контакты других стран и народов с Центральной Азией полностью прекратились. Они становились и развивались на новой основе, исходя из новых реалий международных и межгосударственных связей. На арену международных отношений твердой поступью приходит Россия. Хотя торгово-посольские контакты между Русью и центрально-азиатскими государствами существовали и намного раньше, начиная с VIII в. но по-настоящему они были установлены после свержения монгольско-татарского господства и создания Русского централизованного государства. Этому содействовало занятие русскими Казани и Астрахани 1554 г., а также последующее освоение казаками Западной Сибири.
В упомянутой работе Б.Гафурова и Л.И.Мирошникова дается довольно лаконичное описание основных моментов, сыгравших положительную роль в укреплении торгово-посольских контактов между Россией и государствами Центральной Азии, приводятся сведения о взаимном обмене послами и торговыми караванами, начиная от официального визита в Среднюю Азию русского посла англичанина Дженкинсона в 1557-1558 гг., кончая исследованиями края русскими ориенталистами начала ХХ в.
В работе четко прослеживается последовательность расширения научной информации о Центральной Азии, в котором ученый мир всецело обязан русским исследователям. Высокий профессионализм, присущий авторам, проявленный в историографическом анализе процесса изучения региона, позволяет им выделить и соответственно оценить заслуги таких выдающихся русских исследователей, как: Ф. Беневени, Е.К.Мейендорфа, Н.В. Ханыкова, Н.Я.Бичурина, В.Р.Розена, И.В.Мушкетова, П.П.Семенова-Тян-Шанского, В.В.Григорьева, А.Л.Куна, А.П.Федченко, И.П.Минаева, В.А.Наливкина, В.В.Радлова, Н.И.Веселовского,В.А.Вельяминова, Зернова, К.Г.Залемана, В.А.Жуковского, В.В.Бартольда, С.Ф.Ольденбурга и многих других. В работе упомянуты все ассоциации, общества, кружки, организованные экспедиции, целью которых было разностороннее изучение Центральной Азии, отмечена их роль в изучении региона. Следует отметить, что авторы, не умаляя заслуги ученых европейских стран, недвусмысленно отдают предпочтение русской ориенталистике, и особо отмечают бесспорно, ведущую роль в изучении Центральной Азии13.
В этой работе особое внимание уделяется истории появления и становления термина «Центральная Азия». Авторы с интересом прослеживают мнения отдельных исследователей, их роль в определении термина «Центральная Азия», получивший широкое распространение в географической литературе, начиная с середины XIX в. Согласно их мнению, начало распространения данного термина положила книга известного географа и путешественника Александра Гумбольдта «Центральная Азия», изданная в Париже в 1843 г.14 где автор впервые пытался определить границы Центральной Азии и дать им научное обоснование. Под Центральной Азией А.Гумбольдт подразумевал часть Азиатского материка, отстоящий на пять градусов к северу и югу от 44,5 градусов северной широты. На запад этот район простирался до берегов Каспийского моря. Но ее восточные границы не были определены15. Следует отметить, что через тридцать лет другой немецкий исследователь Дихтгофен предложил новое определение Центральной Азии, в основу которого положил геологический принцип.
В русской научной литературе термины «Центральная Азия» и «Средняя Азия» применялись также, начиная с середины XIX в. Причем авторы высказывают предположение о том, что термин «Средняя Азия» появившийся и утвердившийся в России в первой трети XIX в, может перешел в европейскую науку из восточных источников и переводился на западно-европейские языки как «Центральная», а на русский как «Средняя Азия»16.
Приведя различные мнения русских исследователей по данному вопросу, авторы указывают, что в его определении наиболее весомым является мнение И.П.Мушкетова, высказанное им в своей работе «Туркестан»17, в которой посвятил разбору значения терминов «Центральная Азия», «Внутренняя Азия», «Туркестан» и др. – значительную ее часть. По мнению авторов, работа И.В.Мушкетова как бы подводит итог дискуссии о содержании терминов «Центральная Азия», «Внутренняя Азия» и «Средняя Азия», употреблявшихся в научной литературе XIX в. для наименования внутренних областей Азиатского материка. Термин «Средняя Азия» употреблялся «в широком понимании как синоним «Внутренней Азии» (или гумбольдтовской «Центральной Азии») и в более узком, когда заменял собою имевший преимущественно политическое значение термин «Туркестан»18.
Авторы не без основания пишут, что вторая половина XIX столетия характеризуется неданным ранее размахом и интенсивностью изучения Внутренней и Средней Азии. В этом особая роль принадлежит русским. Для этой цели были организованы экспедиции, созданы различные общества, ассоциации, кружки и т.п.19 Географические экспедиции обычно включали в программу своих наблюдений и исследований этнографического, статистического и историко-культурного характера. Международную ассоциацию для изучения Средней и Восточной Азии в историческом, археологическом, лингвистическом и этнографическом отношениях, созданная на Гамбургском международном конгрессе ориенталистов в 1903 г. По инициативе русских исследователей во главе с В.В.Дадловым, возглавлявшим Русский комитет в Петербурге.
Отсутствие специалистов, да и официальных научных учреждений в регионе сделали Центральную Азию объектом изучения европейских специалистов. Полноправными участниками изучения собственной истории и культуры ученые региона стали лишь в годы Советской власти.
К числу историографических работ академика Б.Г.Гафурова следует отнести такие из них, как: «Глубже изучать богатое историческое прошлое таджикского народа»20, «Состояние и задачи советского востоковедения»21, «Актуальные задачи советского исследования»22, «50 лет советского востоковедения»23, «150 лет отечественного востоковедения»24 и др. Эти работы, как явствует из их названия, посвящены современному состоянию востоковедения, его основным задачами приоритетным направлениям в изучении проблем, касающихся новой истории региона.
Академик Б.Г.Гафуров как ученый и организатор науки масштабно смотрел на перспективы изучения Центральной Азии. В целях комплексного изучения истории и культуры региона, используя свой авторитет, он стремился втягивать в этот процесс международные научные учреждения и общества. В 1957-1966 гг. Б.Г.Гафуров принимал активное участие в работе по осуществлению основного проекта ЮНЕСКО «Взаимное признание ценности культур Востока и Запада» (Проект «Восток-Запад»). Будучи председателем Советского комитета «Восток и Запад», он выдвинул предложение о включении в работу ЮНЕСКО темы «Изучение цивилизации Центральной Азии». В этом плане ученому удалось развернуть широкомасштабные исследования в рамках ЮНЕСКО. Для этой цели географические рамки «Центральная Азия» несколько были расширены. Кроме советских республик, в нее были включены Афганистан, Западный Пакистан, Северная Индия, а также восточная часть Ирана.
На международном совещании экспертов по Центральной Азии, проходившем с 24 по 28 апреля 1967 г. в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже при участии представителей Афганистана, Индии, Ирана, Пакистана и СССР. Являвшиеся основателями нового проекта ЮНЕСКО, а также востоковеды из Англии, Норвегии, Франции и Чехословакии, по инициативе Б.Г.Гафурова был принят проект программы и утверждена тематика приоритетных направлений в изучении цивилизации Центральной Азии. На совещании экспертов были уточнены формулировки и приняты для исследования следующие проблемы:
1. Археология и история Центральной Азии в Кушанской период.
2. Искусство Центральной Азии в эпоху Тимуридов.
3. Вклад народов Центральной Азии в развитие науки (IX-XIII вв.).
4. Литература народов Центральной Азии.
5. История идеи и философии Центральной Азии.
Даже поверхностный перечень тем, принятых для исследования, свидетельствует о чрезмерной обширности плана изучения Центральной Азии.
Взявшись за скорое осуществление этой программы, Б.Г.Гафуров стал инициатором проведения ряда крупных мероприятий. В частности в 1968 г. в рамках проекта под председательством Б.Г.Гафурова состоялась международная конференция по истории, археологии и культуре Центральной Азии в Кушанскую эпоху. Он выступил о докладом «Кушанская эпоха и мировая цивилизация», в котором привел немало аргументов о взаимовлиянии культур народов региона и соседних государств. В 1970 г. в Самарканде состоялся Международный симпозиум по искусству эпохи Тимуридов. В 1972 г. в Ашхабаде была проведена международная конференция, посвященная социальному и культурному развитию Центральной Азии в XIX-XX вв., где Б.Г.Гафуров выступил с докладом «Основные этапы историко-культурного развития Центральной Азии». В своих выступлениях он всегда ставил концептуальные проблемы, определяющие главные направления, требующие безотлагательного исследования.
Среди десятков работ академика Б.Г.Гафурова, вышедших в 60-70-х годах, выделяются и те, которые посвящены выдающимся представителям науки и культуры, получившим мировую славу. К ним относятся Фирдоуси, Бируни, Фараби Хосрав, Пехлави и др.25.
Данные работы по своему характеру изложения являются историографическими и могут служить образцами классического освещения заслуги этих выдающихся личностей в истории мировой науки и культуры.
Объем одной статьи не позволяет подробно анализировать все работы академика Б.Г.Гафурова, так или иначе причастные к историографии истории отечества и Центральной Азии в целом. Тем не менее даже крайне сжатый и обобщающий взгляд на причастность его к историографии достаточен, чтобы ощутить величие заслуги этого выдающегося ученого в становлении и развитии историографии истории отечества и всего среднеазиатского региона в целом. В этом плане труды академика Б.Г.Гафурова являются классическими образцами историографического подхода к освещению исторических проблем.
Да, по воле судьбы и исторической необходимости ему было суждено стать настоящим творцом отечественной истории и историографии. Зажженный им факел должен всегда освещать путь тех потомков, которые изберут нелегкое, но благородное ремесло – ремесло историка и будут придерживаться единственно верного принципа – принципа подлинного историзма.
Примечание:
Гафуров Б., Прохоров Н. Борьба таджикского народа против чежеземных захватчиков и поработителей // Наше дело правое, враг будет разбит. – Сталинабад: Таджикгосиздат, 1942. – С. 34-73.
Гафуров Б. и Прохоров Н. Таджикский народ в борьбе за свободу и независимость своей Родины. Очерки из истории таджиков и Таджикистана. – Сталинабад: Госиздат, 1954. – С. 212.
Гафуров Б. Таърихи мухтасари халки точик. – Чилди 1. – Сталинобод. Госиздат, 1947. – С. 384.: Его же История таджикского народа. В кратком изложении. – Т.1. С древнейших времен до Великой Октябрьской социалистической революции 1917 г. М.: Госиздат, 1949. – С. 476.: 2-е издание Исправл. И дополн. – М.: Госполитиздат, 1952. – С. 503. Библиограф. – С. 458-495; 3-е изд., исправл. И дополн. М.: Госполитиздат, 1955. – Библиограф. – С. 492-538.
См. Историю народов Узбекистана. – Т.1. С древнейших времен до начала XVI в. – Ташкент, 1950; Т.П. – От образования государства Шейбанидов до Великой Октябрьской социалистической революции – Ташкент, 1947; История Казахской ССР. С древнейших времен до
Октябрьской социалистической революции. – Т.2. – Алма-Ата, 1957, История Туркменской ССР. С начала XIX века до Великой Октябрьской социалистической революции – Т.1, - Ашхабат, 1957 и др.
Гафуров Б.Г. Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история. М.: Наука, 1972. – С. 664.О необычайной широте источниковой и историографической базы настоящего исследования свидетельствует приведенный в работе список цитированных источников и литературы (С. 586-628), который далеко не исчерпывает всех работ, использованных автором. В книге, помимо этого, дается и развернутая характеристика источников (С. 581-585).
Гафуров Б.Г. Цибукидис Д.И. Александр Македонский и Восток. М.:Наука, 1980. -С. 460
Гафуров Б.Г. Дни колониализма сочтены. – М.: Соцэкгиз.
Гафуров Б.Г. Актуальные проблемы современного национально освободительного движения развивающихся стран Азии и Африки. – М.: Главная редакция восточной литературы. 1976. – С. 279.
См.: Гафуров Б.Г. Октябрьская революция и национально-освободительное движение. – М.: Мысль, 1967. – С. 151.; Его же. Великая Октябрьская социалистическая революция и национально-освободительное движение. – М.: Прогресс, 1972. – С. 126. (на арабском яз.); Его же. Колониальная политика США в странах Азии под маской экономической «помощи» // Проблемы востоковедения. – М.: 1959. № 1. – С. 26-36: Его же. К истории национально-освободительного движения в Азии. // Великий Октябрь национально-освободительное движение народов Азии и Африки и Латинской Америки // Международная конференция. – Баку, 1967. – М., 1969. – С. 75-85; Его же в соавторстве с Гороховым А., Захаровым Ю. и др. Внешняя политика Советского Союза. – Актуальные проблемы. – М.: Международные отношения, 1973. – С. 199. Его же Великий катализатор национально-освободительной борьбы. // Мировая экономика и международные отношения. – М., 1977. - № 9. – С. 23-36 и др.
Гафуров Б.Г. Мирошников Л.И. Изучение цивилизации Центральной Азии (Опыт международного сотрудничества по проекту ЮНЕСКО). – М., Наука, 2976. – С. 126.
См.: Гафуров Б.Г. Мирошников Л.И. Изучение Центральной Азии. – С. 6.
См.: Гафуров Б.Г., Мирошников Л.И. Изучение цивилизации Центральной Азии. – С. 10-28.
Гумбольдт А. Центральная Азия. Исследования о цепях гор и сравнительной климатологии (рус. перев. с фран.). М., 1915.
Гумбольдт А. Центральная Азия. Исследования о цепях гор и сравнительной климатологии (рус. перев. с фр.), М., 1915. – С. 14-15.
Гафуров Б.Г. Мирошников Л.И. Изучение цивилизации Центральной Азии. – С. 12.
Мушкетов И.В. Туркестан. Геологическое и орографическое описание по данным собранным во время путешествий с 1874 по 1880 гг. – Т.1. СПб, 1886.
Гафуров Б.Г., Мирошников Л.И. Изучение цивилизации Центральной Азии. – С. 15. Следует отметить, что почему-то мнение участника посольства А.Ф.Негри в Бухару в 1820 г., Е.К.Мейендорфа о географическом определении Средней Азии остается незамеченным. См. Мейендорф Е.К. Путешествие из Оренбурга в Бухару. – М.: Главная редакция восточной литературы, 1975. – С. 58-60.
См.: Гафуров Б.Г. , Мирошников Л.И. Указ.соч. – С. 16-28.
Труды таджикского филиала АН СССР. – Сталинабад, 1945. – Т. 21. Наука в Таджикистане. – С. 16-20.
Гафуров Б.Г. Состояние и задачи советского востоковедения в свете решений ХХ съезда КПСС. (Доклад на Всесоюзной конференции востоковедов). Ташкент, 1957. – С. 50.
Вестник АН СССР. – 1957, - № 9. – С. 13-54.
Вопросы истории. – 1968, - № 1. – С. 56-63.
Азия и Африка сегодня. – 1970. - № 4. – С. 6-11.
См.: Гафуров Б.Г. Фирдоуси – слава и гордость мировой культуры. – В кн.: Фирдоуси. Шах-наме. – М.: 1972; - (С. 5-18); Его же. Абу Дейхан Мухаммед ибн Ахмад ал-Бируни – гений, который жил в Средней Азии тысячу лет назад. // Курьер ЮНЕСКО. – Июль 1974, С. 4-9; Его же. Абу Наср аль-Фараби и его время. К 100-летию со дня рождения выдающегося мыслителя Востока // Вестник АН СССР. - № 8. – С. 87-96; Его же в соавторстве с А.Х.Касымджановым. Аль-Фараби и история культуры. – М.: Наука, 1975. – С. 182.; Его же. Амир Хосрав Дехлави. Восемь райских садов. – М., 1975. – С. 5-10; Его же. Джавахарлал Неру – великий гуманист. – В кн.: Мировоззрение Д.Неру. – М., 1973. – С. 3-18.

ВОЗРОЖДЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ ТРАДИЦИЙ КАК ФАКТОР УКРЕПЛЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

  В современном мире для каждой страны проблема национальной идентичности считается одним из важнейших. Сильное и устойчивое государство невозможно представить без национального единства, чувства понимания национального общества, общих национальных интересов и оценки. По мере укрепления национального единства, гражданская ответственность становится выше, и увеличиваются возможности совершения общих национальных действий от имени конкретной нации.
XXI век исследователи правильно называют периодом информационного общества. Это новое явление в жизни человечества появилось в результате глобализации.   Глобализация и её атрибуты как Интернет, формирование единого коммуникационного пространства влияет на политическую судьбу и независимость национальных государств. В результате быстрого и бесконтрольного распространения информации разного характера во всем мире, особенно среди молодого поколения, идет процесс формирования космополитической или так называемой общечеловеческой идентичности, которая может негативно повлиять на будущее национальных государств, на нациoнальную культуру, язык, менталитет и идентичность.
При этом в основе космополитической идентичности лежат нормы западного образа жизни, американской культуры. Поэтому, в разных странах мирового сообщества повышается интерес исследователей к осознанию и конструированию и укреплению новых моделей национальной идентичности. Исследователи пришли к такому выводу, что именно укрепление национальной идентичности может защищать независимость любой страны мира. История мира доказывает, что национальная идентичность составляет основу государственной независимости и считается ключевым элементом политического устройства независимых стран.
В решении проблем консолидации общества конструкция национальной идентичности считается важным фактором. Формирования и укрепления национальной идентичности превращается в приоритетное направление деятельности современного государства и гражданского общества. Изучению структуры национальной идентичности необходимо осуществлять как механизм развития современного общества на основе исследования таких деталей, как история нации, национальный характер и менталитет, историческая память, национальная идеология, культурная принадлежность. Осведомленность о национальной идентичности, приобретается только посредством углубленного изучения исторического прошлого и это является объединяющим фактором общества. Политическая независимость, национальный язык, культура и национальная экономика составляют основы национальной идентичности любого государства. В формировании и укреплении национальной идентичности как политический проект играют важную роль такие факторы, как успешная языковая политика, независимая внешняя политика, культурная политика, экономическая политика национального государства.
В современном мире для каждого государства проблема укрепления национальной идентичности считается одним из основных проблем. Устойчивость государства невозможно предоставить без национального единства, чувство национального общности, общенациональных интересов и ценностей. По мере укрепления национального единства, повышается гражданская ответственность и увеличивается возможные общие действия от имени их нации.
Национальная идентичность имеет способность усовершенствоваться. Она в этой связи может аккумулировать в себе разные периоды исторического существования нации. Оценивая результатов конкретного исторического периода, можно определят новые векторы для развития нации. Историческая память существует в структуре коллективного разума социальных обществ, в том числе в национальных обществах. При этом социальная память является одним из факторов создания национальной идентичности. Национальная идентичность строится в процессе понимания истории, современного положения нации, а также возможного прогнозирования.
В этом контексте хотелось бы отметить, что историческая политика является важнейшим фактором формирования нации и национальной идентичности.
Национальная идентичность является основой любого государства и нации, в их превращении в полноправный субъект мирового общества. Национальная идентичность считается устойчивым отражением государства и нации в сознании масс. На наш взгляд, факторами, которые влияют на формирование идентичности, являются: государство, экономика, язык и культура. Однако, степень их влияния различается. Национальные язык, культура и экономика в любой стране мирового сообщества играют ключевую роль в формировании национальной идентичности граждан.
Национальная идентичность как политический проект/конструкция считается важным и ключевым фактором в решении вопросов единства и объединения общества. В этом контексте также можно отметить, что именно национальная идентичность является ответственной для единства и стабильности внутри общества, регулирует существующую в государстве политическую и экономическую систему. Деятельность политических, экономических структур, социальных учреждений только в том случае считаются успешными, если совпадают с существующей в стране национальной идентичности.
Таджикистан для укрепления национальной идентичности граждан страны выбрал путь возрождения древних национальных традиций и обычаев таджикского народа. По мнению ведущего таджикского философа, эксперта международного дискуссионного клуба «Валдай» Хайдарова Рустама Джурабоевича, с первых дней обретения государственной независимости перед нашими соотечественниками встала задача возрождения бесценного духовного и культурного наследия, созданного нашими предками на протяжении веков. В этом процессе важное место занимает историческая память, восстановление настоящей и правдивой истории таджикского народа. Благодаря усилиям руководства и ученых страны были заново открыты важнейшие страницы прошлого таджикского народа. Обнаруженные факты и цифры свидетельствуют о том, что наша земля считается одним из древнейших центров цивилизации.
В частности он пишет, что «сегодня, то есть в период независимости, главной задачей таджикского общества является постоянное возрождение национальных ценностей, глубокое самопознание, формирование национальных идей и идеологии в духовной сфере. Основное содержание национальной идеологии, которая считается основой общественно-политического прогресса страны, должно состоять из таких благородных целей и задач, как обеспечение мира и стабильности в стране, процветание Родины, повышение благосостояния Родины».
Действительно, Вот некоторые моменты, касающиеся защиты и укрепления национального самосознания в период независимости, к которым относятся:
- проявление особого уважения к национальному языку как языку нации, поскольку язык является одним из источников национальной идентичности. В то же время нужно укреплять национальный язык он представляет собой историю нации, является важным инструментом существования нации, олицетворяя ее идентичность на протяжении веков. Например, в Таджикистане государственная независимость создала благоприятные условия для развития таджикского языка как государственного, а его сохранение и чистота является долгом каждого гражданина нашей страны.
- издание лучших произведений мыслителей таджикского народа, что является лучшим средством просвещения и национального самосознания современного поколения.
Презентация истории народа, которая является важной опорой национальной идентичности. Например, в Таджикистане это благородное действие было инициировано непосредственно Президентом страны, Лидером нации, Основателем мира и национального единства уважаемым Эмомали Рахмоном. Переиздание книги Бободжана Гафурова «Таджики» в новом издании и бесплатное распространение ее в каждой семье – лучший шаг для укрепления национального самосознания.
В Таджикистане возрождены древние национальные праздники и осуществляются празднование исторических дат, таких как праздники Сада, Мехргон, Тиргон и Навруз. Эта великая инициатива способствует укреплению национального самосознания и признания национальных ценностей.
Проведение республиканских конкурсов, таких как «Таджикистан – моя дорогая Родина», «Заря мудрости – книга», «Наука – источник знаний» и других образовательных мероприятий направлены в первую очередь на повышение чувства самосознания и образованности общества.
Таким образом, независимость государства позволила нам уделить особое внимание сохранению языка, истории и культуры наших предков, укрепить чувство национального самосознания. Именно в современную эпоху образованное, грамотное, культурное, знающее и осознающее себя поколение может противостоять сражениям и угрозам современного мира и бороться за стабильность Родины и выживание нации.
Ходжаев Хикматулло Химматович
координатор по работе с магистрантами, докторантами,
соискателями и аспирантами Института философии,
политологии и права им. А.Баховаддинова Национальной академии наук Таджикистана

ГОСУДАРСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Б.Г. ГАФУРОВА

   Абдурашитов Ф.М., главный научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии им. А.Дониша НАНТ, д.и.н., профессор, член-корреспондент РАЕН
Говоря об академике Б. Г. Гафурове, хочется отметить, что есть личности, жизнь, которых и особые заслуги перед обществом и Отечеством, открывают путь потомкам к светлому будущему.
В условиях суверенитета Таджикистана государственная и политическая деятельность Б. Гафурова, его школа руководителя и исторический опыт безусловно являются ценным наследием для таджикского народа.
Политическая деятельность Б. Гафурова началась в 30-е годы ХХ в. в период, когда, как и по всей стране, так и в Таджикистане происходили бурные трансформационные процессы. В 1932 году Б. Гафуров вступил в партию, стал членом ВКП(б) . Наряду с педагогической деятельности в вузах Таджикистана занимался журналистикой. В 1936 году стал заместителем главного редактора газеты «Кзыл Таджикистан». Одновременно, с октября 1936 года Б. Гафуров находился на руководящей работе в секторе печати Отдела пропаганды и агитации ЦК Компартии Таджикистана. Благодаря своему таланту, целеустремленности он достиг высшую ступень профессиональной карьеры журналиста. С ноября 1937 года его назначают заведующим отделом печати и издательств ЦК Компартии Таджикистана, а затем главным редактором газеты «Бехудоёни Тоҷикистон (Безбожник Таджикистана)»[3,81].
Политическая целеустремленность Б. Гафурова проявилась и был замечен Верховным руководством СССР еще в годы Великой Отечественной войны. С 1941 по 1944 год Гафуров был назначен секретарем ЦК КП(б) Таджикистана по пропаганде. В 1944 году Б.Гафуров назначается вторым секретарем ЦК КП(б)-КП Таджикистана.
Своего политического апогея Б.Г. Гафуров достиг в 1946 г. Он был назначен в высшем политическом руководстве Советского Таджикистана Ему пришлось управлять республикой в 1946-1956гг. в трудный период восстановления народнохозяйственного комплекса, реорганизовать все сферы жизнедеятельности страны из военного в мирное русло. В течение короткого исторического периода Таджикистан не только восстановился, но и развивался. Были осуществлены ряд как общесоюзных, так и республиканских проектов. Как ученый, Б.Г.Гафуров, несмотря на сложный период реанимации экономики, приоритетное значение придавал образованию и науке. Он был одним из первых борцов культурной революции, одним из первых организаторов современной науки и культуры Таджикистана. В период его руководства в 1949 году в Таджикистане был открыт Таджикский государственный университет. Спустя два года на базе функционировавшего филиала академии наук СССР была организована Академия наук Таджикской ССР. В период его правления республикой, за первые три года после войны были сданы в эксплуатацию хлопкоочистительные заводы Регарского, Куйбышевского районов, механический завод Канибадамского района, швейная фабрика в Душанбе, Такобский горно-обогатительный комбинат, Нижневарзобская ГЭС[1,68].
Б.Гафурову пришлось решить самые тонкие политические вопросы как национальный вопрос и проблему переселения в Таджикистане. Именно по его настойчивому требования был приостановлен процесс переселения в Таджикистан из других республик СССР. Предложенная Б. Гафуровым внутриреспубликанская миграционная политика не только оправдала себя она стала генерирующим фактором социально-экономического развития Таджикистана в послевоенные годы.
После победоносного завершения Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Б. Гафуров будучи руководителем Таджикистана вплотную занимался вопросами помои Таджикистана мирному строительству. Перед Таджикистаном встала наиважнейшая задача – помощь в восстановлении районов Украины, Белоруссии, Молдавии, республик Прибалтики, европейской части Российской Федерации, Северного Кавказа, где война нанесла невиданный ущерб народному хозяйству.
В послевоенные годы в области национальной политики партия ставила как одну из важных задач расширение сотрудничества и взаимопомощи между республиками и регионами страны.
По призыву руководства Таджикистана. народы Таджикистана вместе с другими народами оказывали активную помощь пострадавшим от войны районам. Они посылали им не только средства, скот, продукты и семена, но и технику, оборудование, строительные материалы и другие необходимые товары. По инициативе Душанбинского комсомола для помощи в восстановле­нии Сталинграда было собрано 1,5 миллиона рублей. Колхозы и совхозы выделили 40 тысяч голов скота. Предприятия и организации республики для оказания помощи Украине, Белоруссии, Северному Кавказу направляли группы инженеров, техников, связистов и дру­гих специалистов[2,85].
Справившись с восстановительными работами, трудящиеся РСФСР, Украины, Белоруссии и других республик в свою очередь протянули руку братской помощи таджикскому народу, потому что и Таджикская ССР, находившаяся в тылу, тоже пострадала от войны, понеся потери в народном хозяйстве.
В период руководства Б. Гафурова перестройка народнохозяйственного комплекса Таджикистана на мирные рельсы осуществлялась достаточно быстрыми темпами. Уже в 1946г. большая группа больших и малых предприятий, производящих продукцию, предназначенную для фронта, была переведена на выпуск гражданской продукции.
Государственно-политическая мудрость Б. Гафурова проявилась в решении многих внешнеполитических проблем. В любой обстановке и в любом качестве он энергично, настойчиво и решительно боролся за укрепление мира, дружбы и сотрудничества между народами, против угрозы новой мировой войны, против колониализма и неоколониализма, против расизма и шовинизма всех и всяческих видов. За заслуги в борьбе за мир Б.Г.Гафуров был награжден золотой медалью Советского Комитета защиты мира "Борцу за мир".
По оценкам выдающихся личностей Б.Г.Гафуров - уникальная личность, известный партийно-государственный работник, выдающийся учёный-востоковед и крупный общественный деятель. Сегодня он является национальной гордостью таджикского народа.
Вся жизнь видного общественно-политического и государственного деятеля и ученого-академика Б. Г. Гафурова тесно связаны и переплетены со сложными и героическими буднями Таджикистана. В те далекие годы которые были трагичным периодом нашей современной истории позиция Бободжона Гафурова человека, выросшего от рядового журналиста до крупного общественного и государственного деятеля исходила сугубо из патриотических соображений. Сегодня ни для кого не секрет, что со становлением и развитием Таджикистана, ростом его культуры, народного хозяйства, многие сферы его жизни за годы тоталитаризма были безбожно деформированы и дискредитированы.
Следовательно, сегодня нам необходимо разобраться с такими принципиальными вопросами, как, например, роль ответственности государственного деятеля, научной и творческой интеллигенции в сложные критические периоды истории. Не секрет, что многие в те годы заблуждались, другие не могли еще разобраться в сути происходящего с позиции истины и правды, третьи -пытались сделать карьеру, думая о своем благополучии в условиях утвердившегося террора и народной трагедии. Тем не менее, некоторые, подобно Бободжону Гафурову, понимая всю сложность и противоречивость того периода и свое бессилие что-либо изменить кардинально, пытались по мере своих возможностей и сил решать важные проблемы развития своих республик. Именно в этом, на наш взгляд, патриотизм, героизм Б.Гафурова.
Академик Бободжон Гафуров являлся и крупнейшим международным общественным деятелем. Свои богатейшие знания, организаторские способности, высокий международный авторитет в мировой науке, дружеские контакты со многими представителями научной и писательской интеллигенции зарубежных стран, близкое знакомство с лидерами пропаганды миролюбивой внешней политики Советского государства он использовал для развития Таджикистана.
Б.Гафуров одновременно с 1948 по апрель 1951 года являлся первым секретарём Сталинабадского обкома КП(б)Таджикистана. На XIX (1952) и XX (1956) съездах КПСС избирался членом ЦК КПСС. Был депутатом Верховного Совета СССР 2—5-го, 7-го созывов. Б.Гафуров поддерживал близкие, дружеские отношения с главным идеологом партии, членом Политбюро М.А.Сусловым[3,87].
Политическая мудрость Б.Гафурова проявилось и в научно-руководительской деятельности. Работая с 1956 года в качестве директора Института востоковедения АН СССР. Как отмечает И. М. Дьяконов Б. Гафуров зарекомендовал себя как осторожный и взвешенный администратор, умевший гасить конфликты, «энергичный и способный организатор. А Ф. А. Тодер его оценил как «восточный мудрец». В. М. Алпатов считает директорство Гафурова лучшим периодом в жизни института. При Гафурове в институте появилось много молодых сотрудников, в том числе бывших репрессированных, демобилизованных военных, впервые была создана особая лингвистическая структура — Отдел языков, начались поездки советских востоковедов в исследуемые страны, было создано Издательство восточной литературы[3].
Необходимо отметить, что в последние годы жизни Б.Гафуров не расстался с политикой. В 1974 году высокопоставленный коммунист Б. Г. Гафуров, обратил внимание на то, что Саудовская Аравия приобретает сейчас всё большее политическое значение, а в СССР не имели никаких сведений о том, что там происходит. Он предложил, что, будучи мусульманином, может поехать туда как паломник и посетит Медину и Мекку. совершит хадж, что тогда вызвало сенсацию. Это событие объясняли и как искреннее обращение к религии, и как политический ход с целью отношения СССР с Саудовской Аравией.
С точки зрения феноменологии Бобожон Гафуров – посланец истории для Таджикистана. Он – однозначно патриот своей Родины, славный сын своего народа и конечно положительная политическая и государственная фигура 40-50-х годов ХХ века.
Достигнутые успехи таджикского народа под руководством Б.Гафурова не остались не замеченными со стороны Высшего руководства СССР. В 1956 году Таджикистан был награжден орденом Ленина. Награждён 6 орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени и медалями. Его заслуги не остались не замеченными и нынешнем руководством Таджикистана. Б. Гафурову было присвоено звание Қаҳрамони Тоҷикистон» (Герой Таджикистана).
Источники и литература
Абдурашитов Ф.М.Феномен таджикского суверенитета. Душанбе,2017/
Гадоев Х. Ленинская национальная политика в действии (на тадж. языке). – Душанбе, 1969.
Ключников Б.Ф. Память ученого и дипломата// Академик Бободжан Гафуров: к 100 –летию со днярождения. М. восточная литератураРАН, 2009.
 
 
 
 
 
 

ВКЛАД АБУРЕЙХАНА БИРУНИ В ИЗУЧЕНИИ ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ И РЕЛИГИЙ

  Абу Райхан Мухаммад ибн Ахмад аль-Бируни родился 4 сентября 973 года[1], примерно за пять столетий до эпохи Возрождения. Существуют разногласия относительно его точной даты и места рождения. Он родился в таджикской семье и принадлежал к персидской культуре[13]. В раннем детстве лишился родителей и вырос в элитной иракской семье[17]. Аль-Бируни утверждает, что «иракская семья вскормила меня своим молоком, взяла на себя заботу о моем воспитании»[4]. В молодости он учился в традиционных системах образования, как в мактаб, так и в медресе[13]. Он также находился под руководством Абу Насра аль-Мансури и изучал у него математику и астрономию. В раннем возрасте слава о его учености распространилась, и он получил огромную поддержку и покровительство правителей своего времени. Когда его слава достигла султана Махмуда, он несколько раз брал с собой аль-Бируни во время своего путешествия в Индию. В это время он путешествовал по Индии и собирал знания о ее культуре, верованиях и людях[6].
  Аль-Бируни, который всю жизнь учился, умел читать и писать на пяти языках, а именно: персидском, арабском, греческом, иврите и санскрите, а также немного понимал сирийский и латынь[14]. Он был предан знаниям: он выучил санскрит у индуистских мудрецов (Пандитов, от слова панд - наставление), чтобы изучить индуизм и индийскую философию. Ахмед упоминает, что аль-Бируни провел около 14 лет в Индии[2], а Саид упоминает, что аль-Бируни провел около 40 лет в Западном Пакистане и Южном Афганистане[12]. Он много путешествовал и поддерживал тесные контакты с местными жителями. Аль-Бируни внес значительный вклад в науку и философию, что привело к значительным достижениям во всей исламской империи. Некоторые исследователи, например, Аллана, считают, что Бируни внес значительный вклад, написав 120 книг и трактатов в различных областях знаний, шесть из которых посвящены религии[1], а другие, отчасти Кеннеди, упоминают, что аль-Бируни написал 183 книги и трактаты общим объемом 13 000 страниц, равным весу навьюченный верблюд[7]. Он также много писал об исторических хронологиях древних цивилизаций, а также о взлете и падении империй. Среди его книг 18 из них были по астрономии, 15 по географии, четыре по световым лучам и зрению. , пять по астрономическим инструментам и их использованию, пять по оценке и фиксации времени, пять по хвостатым звездам, семь по астрологии, 14 по легкому чтению и юмору, шесть по религиозным верованиям и 22 книги на разные темы; пять книг были потеряны во время его жизни после их завершения, и большое количество его оригинальных текстов было уничтожено в периоде монгольского нашествия в 13 веке[3]. Его выдающимися работами были «Китаб аль-Хинд» (история и география Индии), «аль-Канун аль- Масуди (астрономия, тригонометрия, движение Солнца, Луны, планет и смежные темы), Осор уль-Бокия (древняя история народов и связанные с ней географические знания), ат-Тафхим-ли-Авайиль Синаат ат-Танджим (краткий обзор математики и астрономии), Китаб аль-Сайдана (индийская медицина) и Китаб аль- Джавахир (драгоценные камни) и многие другие[11]. Он умер 11 сентября 1048 года (12 раджаба 440 года хиджры) в возрасте 75 лет [18]. Он был похоронен в нынешнем Газни на западе Афганистана, расположенном в 90 км к юго-востоку от столицы Кабула[7].
Аль-Бируни входил в элитную группу величайших ученых всех времен, получивших всеобщее признание и славу в различных областях знаний, включая астрономию, историю, математику, метафизику, физику, географию, лингвистику, науки о Земле и сравнительное религиоведение. Он был выдающимся мусульманским философом, астрономом, теологом, историком, географом одиннадцатого века. Большая часть его вклада была сосредоточена на изучении естественных наук, математики и философии, а также историю религий. Он был разносторонним гением, которого уважали и признавали как мусульмане, так и западные интеллектуалы как «одного из величайших ученых всех времен, чей критический дух, терпимость, любовь к истине и интеллектуальная смелость почти не имели аналогов в средневековые времена»[15].
Аль-Бируни говорит о религиях и религиозных общинах во многих своих книгах. Однако, «Осор ул Бокия» и «Китаб аль-Хинд» предоставляют ценную информацию о религиозных традициях, изученных им в научном, систематическом и методологическом подходе. Китаб аль-Хинд был написан, когда ему было 53 года[18], охватывая тринадцать лет его жизни с 1017 по 1030 год[20]. Эта книга посвящена углубленному изучению индуистской религии и ее цивилизации по вдохновению его друга Абу-Сахля Абу-Аль-Мунима ибн Али ибн Нуха ат-Тифлиси[20]. Он включает индуистские религиозные верования, практики, метафизику, обычаи, законы, священные писания, литературу, науки, географию, астрономию, мифы, философию, общества, институты, традиции, языки и географию страны, чтобы читатель мог узнать достаточно об их религии и цивилизации. Эта ценная книга по индуизму получила признание современных ученых, занимающихся изучением религий. В возрасте 30 лет аль-Бируни составил книгу «Осор уль-бокия анил курун аль-холия», или «Наследие минувших поколений», чтобы разоблачить идею нескольких религий, написанную вдохновением ученого человека, который хотел знать различные религиозные общины по их корням, эпохам, ветвям, знаменитым праздникам, дням и времени памятных дней, событиям, месяцам и годам[19]. Адресатами в этой книге являются греки, римляне, персы, иудеи и христиане в подробностях; в незначительном масштабе он обсуждает зороастрийцев, манихеев, магов, самаритян, хорезмийцев, согдийцев и сабийцев[5]. В этой книге основное внимание уделяется питанию и праздникам общин, обрядам и ритуалам, природе дней, ночей, месяцев и лет, календарям, мифам и легендам, суевериям и популярным практикам.
В книгах «Осор уль- бокия» и «Китаб аль-Хинд» рассматриваются двенадцать религий и религиозных общин. Двенадцать религий включают индуизм, иудаизм, христианство, древнегреческую религию, древнюю персидскую религию, зороастризм, магианство, манихейство, религии хаваризмов, сугдуанцев, сабиев, самаритян. Наряду с этими религиями он также сосредотачивается на культовых движениях, таких как Будхасаф, Маздак, Мусайлима, Бахафирид, аль-Муканна, аль-Халладж и Ибн Аби-Закария.
Аль-Бируни провел точные полевые исследования в Индии и подробно исследовал индуистские религиозные традиции, следуя строгой исследовательской методологии. Его книга «Китаб аль-Хинд» является ценным источником информации об индийской культуре и цивилизации. Он был первым мусульманским ученым, который дал здравую интерпретацию культурной истории индуистов. Многие мусульманские писатели и ученые писали об индуистской религии, философии и культуре. Однако ни один из них не принадлежал к мусульманской общине по вопросам индуистской культуры, цивилизации, религии, философии, манер и обычаев. Аль-Бируни проявил свое мастерство и большое понимание в своем кабинете, где он в течение 14 лет находился в тесном контакте с индуистским обществом и изучал санскрит у индуистских пандитов.
Еще одним решающим фактором в работе аль-Бируни является его объективность. Он был прямым и непредубежденным, без колебаний исследовал правду. Сахау упоминает, что «он ненавидит полуправду, завуалированные слова и колеблющиеся действия. Везде он выступает как защитник своих убеждений с мужеством мужчины»[20]. Изучая индуистскую культуру и цивилизацию, он фокусируется на достоверной, научной и объективной информации[9]. Его понимание, идеи, мнения и ученость не ограничивались определенным кругом, но включали ученых с Востока и Запада. Индусы и мусульмане приняли его сочинения, теории и трактаты. Аль-Бируни представляет точные концепции индуистских доктрин, которые являются непредвзятыми и беспристрастными. Наср заявляет, что аль-Бируни не только обращается к доктринам Индии, но предлагает метафизические и философские идеи и интерпретации[10].
Более того, аль-Бируни разработал глубокую научную методологию. Он предложил пять важных факторов для понимания религии и культуры индуистов: язык (санскрит), основные религиозные трактаты, религиозные взгляды, обычаи и отношение к другим религиям. Более того, он применил сравнительный подход, сравнив индуизм с греческими религиями, христианством и иудаизмом. Он сделает выводы из сравнений и создаст площадку для диалога для тех, кто хотел бы вести диалог с индусами. Он принял феноменологический подход, касающийся эмпирической стороны религии[11]. Поэтому метод аль-Бируни можно отнести к научным с точки зрения эмпиризма, утверждающего, что познание должно достигаться посредством экспериментов и наблюдений. Напротив, рационализм утверждает, что знание может быть достигнуто посредством разума и логики до получения опыта. Согласно эмпиризму, основным источником знаний является наблюдение мира через наши чувства[8]. Аль-Бируни именно применил этот эмпирический подход, развивая знания об индуизме на основе своих тщательных наблюдений в течение длительного периода. Большинство ученых, таких как Чаттерджи и Джеффри, признают переводы и понимание смыслов Священных Писаний аль-Бирун и утверждают, что его переводы достоверны и аккуратны и соответствуют оригиналам[5]. Шарма подтверждает точность перевода и понимания аль-Бируни как «того, каким мы его знаем»[16]. Бируни всегда стремился приписать всем идеям и цитатам их точные источники. Наконец, страсть аль-Бируни к знаниям оставила наследие современным ученым. Желание и стремление Аль-Бируни к обучению привели его в Индию за знаниями. У него был научный ум, который привел его к всестороннему изучению индийской культуры и цивилизации. Его два качества заключаются в следующем: 1) его исследовательская любознательность и жажда знаний, которые побудили его проводить обширные исследования без какого-либо ущерба для расы, языка, верований, авторов и духа, и 2) его объективность, которая отличала его от коллег и сверстников[21]. Его шедевр «Китаб аль-Хинд» считается одним из подлинных источников индийской культуры, философии, истории, географии, астрономии, астрологии, литературы, языка, науки, искусства и религии. Среди 80 глав «Китаб аль-Хинд» почти 48 глав были связаны с наукой Индии. Первые 12 и последние 17 глав были связаны с брахманской религией и философией Индии.
В заключение отметим, что аль-Бируни был редким гением и исключительно блестящим для своего столетия. Во все времена он вносил неоценимый вклад в развитие человечества. Он заслужил свое место среди величайших ученых и ученых мира. Он был беспрецедентной фигурой благодаря своей страсти к исследованиям, наблюдениям и открытиям в естественных и социальных науках. Его книга предлагает ценную и достоверную информацию о брахманической религии Индии для всех, кто хочет обсудить индуизм с точки зрения религии, науки и литературы, основанных на их цивилизации. В изучении индуистской культуры и цивилизации он был академичен, рационален и свободен от сомнений. Он подкрепляет свои отчеты наблюдениями, что представляет собой академический подход к современному знанию. Ни одна история Индии в области математики, астрономии, астрологии, географии и религии не может быть полной без признания огромного вклада аль-Бируни в эти области.
На основе анализа подхода аль-Бируни данное исследование выдвигает несколько предложений для современных мусульманских исследователей в области сравнительного религиоведения. Во-первых, ученым необходимо получить достоверные данные из первоисточников. Как обсуждалось ранее, аль-Бируни обратился к оригинальному писанию индуизма, чтобы получить достоверную информацию. Поэтому ученым настоятельно рекомендуется собирать достоверные данные из первоисточников религии. Получение достоверных данных — это не только подход аль-Бируни, но и следование указаниям Корана, который советует верующим проверять информацию (Аль-Коран, 49:6). Во-вторых, исследователи должны практиковать справедливость при изучении других религий. Ученые должны избегать предубеждений, вызванных их предубеждениями и эмоциями. Для большей справедливости вывод следует делать на основе доказательств. Этот принцип также соответствует учению Корана, который предписывает верующим быть справедливыми по отношению к другим группам или сектам из-за их ненависти (Аль-Коран, 5:8). Более того, справедливость является необходимым условием для того, чтобы результаты исследования были приняты учеными других вероисповеданий.
В-третьих, современным учёным необходимо рассмотреть эмпирический подход к изучению других религий, который должен быть основан на фактах. Наряду с рационализмом религию можно изучать с эмпирической точки зрения. Этот подход может быть реализован путем применения метода наблюдения, как это было в случае с аль-Бируни, где он сделал вывод, основанный на многолетних наблюдениях за практикой людей. Наконец, аль-Бируни должен стать источником вдохновения для современных учёных для проведения углубленных исследований других религий. Ученые должны изучать другие религии на основе фактов. Для этого при необходимости следует выучить новый язык. Продолжительный период также должен быть посвящен проведению тщательных исследований. В данном направлении неоценимую помощь оказывает научно-исследовательский опыт нашего великого предшественника Абурайхана Бируни, нашедший отражение в «Осор уль-бокия», «Китаб аль-Хинд» и других его творческих шедеврах.
Шаҳбоз Холов –
н.и.ф., мудири шуъбаи масъалаҳои
фалсафии дини ИФСҲ ба номи А. Баҳоваддинови АМИТ
Использованная литература:
1.Allana, G. (1979). Abu Rayhan Muhammad Ibn Ahmad al-Biruni (973 A.D. – 1048 A.D.): A restless genius in search knowledge. In H. M. Said (Ed.), Al-Biruni commemorative volume (pp. 149-157). The Time Press
2.Ahmed, N. (1979), Some glimpses of Al-Biruni as a geographer. In H. M. Said (Ed.), Al-Biruni commemorative volume (p. 141). The Time Press.
3.Aziz, G. R. (1979). Al-Biruni and his academic conquests In H. M. Said (Ed.), Al-Biruni commemorative volume (pp. 158-159). The Time Press.
4.Gafurov, B. (1974). Abu Rayhan Mohammad Ibn Ahmad Al-Biruni: A universal genius who lived in central Asia a thousand years ago. In the Monthly UNESCO Courier, June 1974, 27th year. UNESCO.
5.Kamaruzzaman, K. O. (1996). Early Muslim scholarship in Religionswissenscaft: A case study of the works and contributions of Abu Rayhan Muhammad Ibn Ahmad Al-Biruni. International Institute of Islamic Thought and Civilization (ISTAC).
6.Kamaruzzaman, K. O. (2003). Al-Biruni: Father of comparative religion. Intellectual Discourse, 11(2), 113-138.
7.Kamiar, M. (2009). Brilliant Biruni: A life story of Abu Rayhan Mohammad Ibn Ahmad. Scarecrow Press Inc.
8.Markie, P. (2004). Rationalism vs empiricism. In E. D. Zalta (Ed.), Stanford encyclopedia of
9.Mir, M. W. (1979). Al-Biruni’s research methodology. In H. M. Said (Ed.), Al-Biruni commemorative volume (p. 227). The Time Press.
10.Nasr, S. H. (1979). Al-Biruni as philosopher. In H. M. Said (Ed.), Al-Biruni commemorative volume (pp. 400-406). The Time Press.
11.Hadi, M. A. (2015). Biruni’s contribution to the comparative study of religion. VFAST Transactions on Islamic Research, 6(1), 1-9.
12.Said, H. M. (1979). Concluding address. In H. M. Said (Ed.), Al-Biruni commemorative volume (pp. 136-138). The Time Press
13.Said, H. M., & Khan, A. Z. (1990). Al-Biruni: His times, life and works. Renaissance Publishing House.
14.Syed, M. H. (2009). Biographical encyclopedia of Islam (Vol. 3). Anmol Publications PVT. Ltd.
15.Saleem Khan, M. A. (2001). Al-Biruni’s discovery of India: An interpretative study. Academic Books. –Р. 19.
16.Sharma, A. (1983). Studies in Alberuni’s India. Otto Hassassowitz. –Р. 4.
17.Shamsi, F. A. (1979). Abu Al-Raihn Muhammad Ibn Ahmad Al-Biyruni 362/973 CA. 443/1051. In H. M. Said (Ed.), Al-Biruni commemorative volume (pp. 260-288). The Time Press.
18.Saffie, S. N. (2012). Methodology of Al-Biruni (973-1051) and Al-Faruqi (1921-1986) in the study of religions: A comparative study. International Islamic University Malaysia.
19.Sachau, E. C. (1879). The chronology of ancient nations, (al-Athar all-bakiyah anil kurun albakiyah) or monuments or vestiges of generations of the past. William H. Allen & Co
20.Sachau, E. C. (2000). Al-Biruni’s India: An account of the religion, philosophy, literature, geography, chronology, astronomy, customs, laws and astrology of India (Vol. 1 & 2). Routledge
21.Yarshater, E. (1976). Biruni symposium. Iran Center, Columbia University.